Форум » Всё о Н.Н.Носове и его творчестве » Н.Н. Носов » Ответить

Н.Н. Носов

Сойка: А то как-то не так

Ответов - 9

Сойка: Носов Николай Николаевич родился 23 ноября 1908 года в Киеве. В обычной жизни Носов был очень молчаливым и замкнутым человеком, которого называли «хмурым ворчуном». Но книги он писал исключительно веселые. — Бобик, иди скорей кисель есть! — закричал Барбос. Бобик прибежал: — Где кисель? — Да вот у меня на спине. Облизывай. Бобик давай ему спину облизывать. — Ох, и вкусный кисель! — говорит. Потом они перенесли пирог на стол. Сами тоже на стол уселись, чтобы удобнее было. Едят и разговаривают. — Тебе хорошо живётся! — говорит Бобик. — У тебя всё есть! — Да, — говорит Барбос, — я живу хорошо. Что хочу, то и делаю: хочу — гребешком причёсываюсь, хочу — на телевизоре играю, ем и пью что хочу или на кровати валяюсь. — А тебе позволяет дедушка? — Что мне дедушка! Подумаешь! Это кровать моя. — А где же дедушка спит? — Дедушка там, в углу, на коврике… Свои детские и юношеские годы Носов описал в повести «Тайна на дне колодца», вышедшей после смерти писателя в 1978 году. В этой повести писатель рассказал о маленьком посёлке Ирпень неподалёку от Киева, где жила тогда небольшая семья то ли железнодорожника, то ли актёра (это смотря по обстоятельствам) Николая Носова, и где его средний сын, тоже Николай, сделал в буквальном смысле свои первые шаги. Носов вспоминал, что осознавать себя отчетливо начал к трем-четырем годам. Он видел себя в окружении вещей, которые пробуждают мысли и – главное – действовали на чувства: «Вот сутулый, с выдвинутыми вперед плечами, огромный, чуть ли не до потолка ростом, шкаф. Он стоит,… погрузившись в какую-то свою глубокую, бесконечную думу. От него немного добьешься слов». Шкаф говорит на непонятном, скрипучем языке. «Буфет более легкомысленное и франтованное существо». В буфете хранятся всякие вкусности. И говорит буфет, по определению Коли, так: «говорливо скрипит, шипит, сипит, визжит, хрипит, крякает всеми своими дверцами и ящиками». А вот кресла похожи на чопорных теток, «им до зарезу хочется посудачить о том, о сем, да неохота показывать, что их могут интересовать такие пустяки, как праздные разговоры». «В школьные годы мечтал стать музыкантом (кем-то вроде Паганини по меньшей мере), потом забросил скрипку, увлёкся химией и вполне серьёзно готовился к поступлению на химический факультет Политехнического института; перед самым поступлением передумал и вместо Политехнического поступил в Художественный… Окончил же Институт кинематографии, потом работал в кино, потом стал детским писателем» - так о своих «метаниях» Носов написал в автобиографии. После того, как семья Носовых переехала в Киев, Николай стал учиться в гимназии, но через несколько лет началась гражданская война. Голод, тиф и смерть — через все эти испытания пришлось пройти будущему писателю. Окончив семилетнюю школу в 1924 году, Николай пошел работать на кирпичном заводе мусорщиком. Он вывозил шлак из печи для обжига кирпича, и одновременно самостоятельно учился по программе средней школы. Будучи разносторонне одаренным мальчиком, Носов с гимназических лет увлекался музыкой, театром и сочинительством наряду с шахматами, фотографией, электротехникой и радиолюбительством. При этом успевал поработать газетным торговцем, землекопом и косарем. Все, что делал Носов в те годы, он делал безоглядно, отдаваясь процессу целиком. Начав заниматься фотографией, он тратил все деньги только на нее, экономя на всем остальном до того, что единственной его одеждой некоторое время оставалась спецовка, полученная на заводе. Кроме этого, он мечтал стать музыкантом, учился играть на скрипке, потом увлекся химией и готовился к поступлению на химический факультет Политехнического института, но перед самым поступлением передумал, и вместо политехнического поступил в Киевский художественный институт. А через два года, в 1929 году, Носов перевелся в Московский государственный институт кинематографии. Закончив его, он почти двадцать лет, с 1932 по 1951 год работал в кино, став режиссером мультфильмов, научных и учебных картин. А во время Великой Отечественной войны Носов снимал военно-патриотические фильмы. Сохранился такой эпизод из жизни Носова. Как-то ему поручили снять фильм об устройстве и работе английского танка «Черчилль». Один танк был доставлен в студию, и английский инструктор показал русскому водителю-танкисту, как управлять танком. Англичане уехали, но спустя несколько дней, танк во время съемок вместо того, чтобы поворачиваться вокруг своей оси, начал описывать кривую дугу. Танкист нервничал и суетился, но танк упрямо не хотел поворачиваться и из маневренной машины превратился в неуклюжий тихоход. Николай Николаевич попросился к водителю присесть рядом. От разгадки управления зависела не только участь фильма, но и судьба танка, который должен был поступить на вооружение советских войск. Николай Николаевич работал до этого над учебным фильмом о тракторах и вообще хорошо разбирался в машинах. Вскоре, наблюдая за действиями механика, он обнаружил ошибку. Водитель был смущен, извинился перед Носовым и никак не хотел поверить, что режиссер знает технику просто как любитель. Носов так же снял работу разных деталей машины, сопроводив их показ «Лунной сонатой» Бетховена. За этот фильм, и за работу в области научно-технического кино Носов был награжден в 1943 году орденом Красной Звезды. Литературный дебют Николая Носова состоялся в 1938 году, после публикации одного из рассказов, которые он придумывал для сына, в детском журнале «Мурзилка». «Постепенно я понял, что сочинять для детей — это наилучшая работа. Она требует очень много знаний, и не только литературных, еще больше психологии детей. Главное — любви к ним. И уважения. Я понял, когда у меня рос сын, что к детям нужно относиться с самым большим и очень теплым уважением», — говорил Носов. Рассказы Носова поначалу печатались в одном из самых известных в то время журналов — «Мурзилке». Позже рассказы «Живая шляпа», «Огурцы», «Чудесные брюки», «Мишкина каша», «Огородники», «Фантазеры» и другие произведения Носова были объединены в детгизовском сборнике «Тук-тук-тук» и изданы в 1945 году. Сборники рассказов «Ступеньки» и «Веселые рассказы» для детей младшего и среднего возраста вышли в 1947 году. В «Веселых рассказах» главными героями стала неразлучная пара друзей, которые, являясь полной противоположностью, прекрасно дополняли друг друга. Знание детской психологии и владение доступным и, вместе с тем, образным языком позволило получить произведениям Носова признание у детей и взрослых. Носов ввёл в детскую литературу нового героя — наивного и здравомыслящего, озорного и любознательного непоседу, одержимого жаждой деятельности и постоянно попадающего в необычные, зачастую комические ситуации. В 1949-50 годы были опубликованы повести «Веселая семейка» и «Дневник Коли Синицина». А вскоре широкую известность Носову принесла повесть «Витя Малеев в школе и дома», вышедшая в 1951 году и удостоенная в 1952 году Государственной премии СССР. В 1955 году по повести был снят кинофильм «Два друга». Но самым огромным успехом у юных читателей пользовалась трилогия о Незнайке - роман «Приключения Незнайки и его друзей», созданный в период с в 1953-го по 1954 год, роман «Незнайка в Солнечном городе» в 1958 году и роман «Незнайка на Луне», написанный Носовым в период с 1964-го по 1965-й годы. По этим сказочным произведениям поставлено несколько анимационных фильмов. Рассказы и повести писателя – книги о реальной жизни современных ребят, в которых юные читатели могли узнать не только себя, но и обстановку, в которой жили: обстановку семьи, школы, улицы, пионерского лагеря. Герои Носова были не просто детьми, а маленькими гражданами своей страны - принципиальными, изобретательными и умными. В предисловии одной из книг Носов написал комментарий: «Перед тем, как читать эти рассказы и повести, подумайте о своих близких! Ведь это именно им придется туго, когда вы решите соорудить инкубатор или развести пчел, или, на худой конец, преподать собаке несколько уроков математики. А в том, что вы обязательно захотите все это сделать, никто и не сомневается. Николай Носов так заразительно умеет рассказывать о всяких разных делах своих героев, что просто невозможно устоять перед соблазном сделать все самому!» В жизни Николай Николаевич был совершенно нетребователен. Ему было безразлично, что будет на обед или ужин. Он не любил покупать одежду. Некоторые говорили о его нелегком характере – да, он бывал непреклонен, а иногда и резок, отстаивая свое мнение по разным вопросам. Но не было более отзывчивого и простого человека, чем Носов, в общении с людьми и в быту. Окружавших Носова людей удивляла его особенная деликатность и доброта. Он был на редкость правдивым человеком. Ему были глубоко противны ложь, лицемерие и притворство. Он не любил обременять близких своими мелкими поручениями, сам покупал себе бумагу и печатал свои произведения. В жизни он казался невеселым и замкнутым человеком, при этом оставаясь редкостным фантазером. Его фантазия и подарила всем нам Незнайку и других коротышек – маленьких человечков ростом с огурец - с их увлекательнейшими путешествиями в Цветочном городе и даже на Луне. Если в ранних повестях и рассказах маленькие читатели узнавали, как сварить кашу, построить инкубатор и научиться арифметике, то в трилогии о Незнайке Носов выводил их далеко за рамки житейского опыта. Автор наполнял свою трилогию массой научных сведений: от технических до космических. На Луне в городе Давилоне издавалась газета «Для дураков». И каждый, кто покупал «Газету для дураков», покупал ее не потому, что считал себя дураком, а потому, что ему было интересно узнать, о чем там для дураков пишут. Невольно прослеживаются аналогии с современной прессой. В описании злоключений Незнайки есть такой эпизод: на земле Незнайка жил в обществе равных, а на Луне впервые столкнулся с социальной несправедливостью. Очередным этапом в творчестве писателя стало создание автобиографических повестей. «Тайна на дне колодца» – так называется повесть, которую он написал о себе самом, своем детстве и взрослении. «Повесть о моем друге Игоре» так назвал писатель произведение, посвященное своему внуку. Но книга могла быть названа «О друге Ване /Пете или Сереже», так как каждый мальчишка и девчонка узнавали на ее страницах черты своего характера, встречались со своими радостями и бедами, мечтами и надеждами. В 1957 году авторитетный международный журнал произвел подсчет - произведения каких русских писателей чаще всего переводились на другие языки. Получился список, в котором третьим - вслед за Максимом Горьким и Александром Пушкиным оказался Николай Носов. Стараниями переводчиков его персонажи заговорили на многих языках мира. Даже по-японски. Так что, не стоит удивляться, увидев в Японии кафе «Незнайка». Николай Носов скончался 26 июля 1976 года и был похоронен в Москве на Кунцевском кладбище. И. Казюлькина

Чарли Блек: Спасибо! Интереснейшая статья!

Дима82: Сойка пишет: роман «Незнайка на Луне», написанный Носовым в период с 1964-го по 1965-й годы. И да наших дней эта книга остается, пожалуй, лучшим учебником по политэкономике, основам политологии и медиаполитике, для тех, кто еще даже и слов таких не знает.

Чарли Блек: Дима82 пишет: И да наших дней эта книга остается, пожалуй, лучшим учебником по политэкономике, основам политологии и медиаполитике, для тех, кто еще даже и слов таких не знает. По крайней мере, базовые представления о «мире капитала» из неё можно почерпнуть, и они далеко не устарели (за редким исключением).

Сойка: ДОБАВИЛИСЬ НЕКОТОРЫЕ ПОДРОБНОСТИ В Союзе было сложно найти ребенка (да и взрослого), который не читал бы трилогию Николая Носова о Незнайке. Этого коротышку в широкополой шляпе и брюках канареечного цвета обожали за то, что он не был "пионером — всем детям примером". В Незнайке буквально кипела жажда жизни, открытий и здорового хулиганства. При этом он был умным и добрым. И детворе было приятно отождествлять себя с таким героем. А началось все в далеком 1952-м году — в поезде. События тех дней реконструировал редактор журнала "Барвинок" (именно в нем — в февральском номере за 1953-й год впервые выйдет "Незнайка") Василий Воронович: "В купе Николай Носов разговорился с киевлянином Богданом Чалым — тогдашним редактором "Барвинка". Чарка за чаркой — и писателя потянуло на откровения: он рассказал Чалому, что давно уже вынашивает историю о маленьком народе, живущем в сказочной стране. Но все не решается к ней приступить. Тогда Богдан Иосифович, что называется, взял быка за рога: "Как только ты добираешься домой (писатель ехал в Ирпень Киевской области — навестить родственников), то садишься за стол и начинаешь писать. Я буду печатать тебя у себя в журнале". Так все и вышло. Николай Николаевич работал (первые главы писал в Ирпене, остальные — в Москве), потом пересылал тексты в редакцию, где их переводили на украинский (этим занимался Федор Макивчук — редактор юмористического журнала "Перець") и печатали. "Как-то разговаривал с москвичами, — смеется Воронович, — рассказал им, что впервые "Незнайка" вышел на украинском, а уже потом — на русском ("Барвинок" параллельно выпускался на двух языках). ". Отдельной книгой первая часть трилогии вышла лишь в 1954 году, вторая — "Незнайка в Солнечном городе" — увидела свет в 1958 году (сначала в журнале "Юность", а потом и в твердом переплете). Третья часть трилогии — роман-сказка "Незнайка на Луне" — впервые была опубликована в журнале "Семья и школа" в 1964—65 годах. Отдельным изданием книга вышла в 1965-м. Что интересно, своего Незнайку Носов... позаимствовал из книги "Удивительные приключения лесных человечков" писательницы Анны Хвольсон (была невероятно популярна до революции). Но не спешите обвинять писателя в плагиате (а то разобьете свою последнюю веру в людей: наш "Буратино" — на самом деле их "Пиноккио", а "Волшебник изумрудного города" — некий "Удивительный волшебник из страны Оз") — у Хвольсон он взял лишь имя героя (причем не главного, а проходного) и его миниатюрный рост. Все остальное — фантазия и наблюдательность автора. К примеру, внешность Незнайки он явно срисовал со своего сына Петра: вьющиеся, непослушные волосы, да и по характеру он тоже был тем еще непоседой. Кое-что срисовал и с себя: любовь к шляпам и умение "присочинить". А название Цветочного города — явная отсылка к Цветочной улице в Ирпене, где писатель провел свое детство. О Незнайке Носов всегда говорил так: "Это ребенок, но не такой, которого можно назвать по имени и фамилии, а ребенок вообще, с присущей его возрасту неугомонной жаждой деятельности, неистребимой жаждой знания и в то же время с неусидчивостью, неспособностью удержать свое внимание на одном предмете сколько-нибудь долгое время". ПЕРВЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ К "НЕЗНАЙКЕ" - ЖУРНАЛ "БАРВИНОК" Впервые герои Носова увидели свет на страницах украинского журнала "Барвинок" под названием "Приключения Незнайки и его товарищей". И образ главного коротышки, созданный тогда художниками Виктором Григорьевым и Кирой Поляковой, существенно отличался от того, к которому мы все привыкли. Во-первых, Незнайка носил не широкополую шляпу-колпак, а беретик с "хвостиком". Во-вторых, он предпочитал не классические "взрослые" брюки, а детский комбинезончик. И в третьих, он был куда более пухлощеким — таким себе пышечкой. В СЕМЕЙНОМ ГНЕЗДЕ В Ирпене, где будущий писатель провел свои детские годы, сохранился домик его семьи. Нам его любезно показала историк города Елена Плаксина. "Носовы выкупили делянку земли у помещика Сагатовского и стали ее застраивать. В дом въехали в 1911 году, когда Коле исполнилось 3 года", — говорит Плаксина. — В доме были три комнаты и веранда. А вокруг — множество цветов, которые выращивала мать Николая Варвара Петровна". К сожалению, визит к дому расстроил историка, да и нас тоже. К нему сделали пристройку и разделили на две половины — между двумя хозяевами. Весь перекошенный и в трещинах — без должного внимания долго он не простоит. ПИСАТЕЛЬ И КИЕВ: ЗАБЫТЫЙ ГОРОДОМ Как ни странно, но у нас до сих пор мало кто знает, что знаменитый писатель Николай Носов — киевлянин. Он здесь родился и учился — пока не уехал в Москву. В Киеве до сих пор существует здание, в котором он грыз гранит науки — тогдашняя гимназия Стельмашенко (Рыльский переулок, 10). Как пишет Михаил Кальницкий в своей замечательной статье "Киев незнайкиного папы" (на сегодняшний день наиболее полное исследование на тему): "Коля учился на первых порах довольно-таки слабо, даже оставался на второй год". А в аттестате (он сохранился в архивах) за первый класс у него была аж единственная пятерка — по поведению. Довелось Носову поучиться и в школе, занимавшей бывшее Реальное училище (Большая Житомирская, 2 — ныне здание Дипломатической академии). И в Художественном институте (ул. Смирнова-Ласточкина, 20), в котором Николай Николаевич занимался фотографическим делом до 1929 года. Но самое главное, в городе до сих пор стоит особняк, в котором семье Носовых после революции выделили часть бывшей генеральской квартиры. Это симпатичный пятиэтажный дом на улице Саксаганского (под номером 84—86). Надо ли говорить, что на нем (как и на гимназии) до сих пор нет мемориальной таблички.

Сойка: Домик Носова на Цветочной улице

Сойка: Кстати, сам Чалый вспоминал немного по-другому Нашему корреспонденту удалось при жизни Богдана Иосифовича попасть к нему в гости в село Рудыки. «В ноябре 1952 года вместе с Валентином Бычком и Максимом Рыльским нас делегировали в Минск на празднование семидесятилетия белорусского писателя Якуба Коласа. Там мы познакомились с Николаем Носовым, – вспоминал в разговоре Богдан Иосифович. - Он сказал, что под влиянием Марии Прилежаевой, очевидно, надо написать повесть о Ленине-ребенке. Хотя, признался дальше Носов, ему более хотелось бы написать повесть о стране сказочных коротышек. Даже есть главный персонаж – Незнайка. Пожаловался, что в Москве опубликовать повесть будет сложно, она же не про примерного советского пионера! “ Тогда Богдан Чалый и предложил печатать «Незнайку» в журнале «Барвинок». Так в февральском номере за 1953 год появились первые главы романа-сказки. «В одном из следующих номеров журнала продолжение сказки не напечатали. По той причине, что Николай Носов просто не успевал его написать … Дети нас забросали письмами, спрашивая, а что же случилось с любимым персонажем, – вспоминал Богдан Иосифович. - Я начал отбивать телеграммы Носову, подгонял его. Он раздражался, мы даже ругались … »

Чарли Блек: Сойка пишет: "Барвинок" (именно в нем — в февральском номере за 1953-й год впервые выйдет "Незнайка" Сойка пишет: увидела свет в 1958 году (сначала в журнале "Юность" Сойка пишет: Третья часть трилогии — роман-сказка "Незнайка на Луне" — впервые была опубликована в журнале "Семья и школа" в 1964—65 годах Вообще интересно было бы добыть журнальные версии. Как минимум в первой книге точно есть отличия. Сойка пишет: внешность Незнайки он явно срисовал со своего сына Петра: вьющиеся, непослушные волосы Я вот и не помню, чтобы у Незнайки были вьющиеся волосы. Сойка пишет: Кстати, сам Чалый вспоминал немного по-другому Ну, тут вроде противоречия нет между двумя историями. Сойка пишет: Домик Носова на Цветочной улице Симпатично)

саль: Чарли Блек пишет: Ну, тут вроде противоречия нет между двумя историями. Противоречия нет если Носов приехал из Москвы в Минск, а оттуда поехал в Киев и в поезде говорил с Чалым. Из интервью Чалого можно подумать, что разговор был в самом Минске или по дороге в Минск. А номера Барвинка 1953 я найти пробовал. Не получается.



полная версия страницы