Форум » Всё о Н.Н.Носове и его творчестве » Вопрос деликатный » Ответить

Вопрос деликатный

саль: Стоит ли об этом? Но всё же...

Ответов - 32, стр: 1 2 All

саль: Вот что мне подумалось: ничего удивительного, что в Цветочном городе или Солнечном нет ни религии, ни церкви. Но на Луне? Ведь там же капитализм?

саль: Впрочем, на Луне нет не только церкви. Там вообще в духовном плане нет ничего, кроме "массовой культуры". то есть индустрии развлечений. Там есть парки с аттракционами, кинотеатры, собачьи бега, рестораны, телевидение и газеты. Наука преимущественно прикладная. Обойдены вниманием библиотеки, концертные залы,театры, музеи и выставки. Правда есть зоопарк. Но что интересно,ни на Земле,ни на Луне нет ни церквей, ни стадионов. Похоже, для Носова они не существовали. Или, может быть он затруднялся, в какую категорию, положительную или отрицательную отнести стадион. А церковь, наоборот, не захотел изобразить в карикатурном виде?

Чарли Блек: Возможно и вправду ему не хотелось насмешничать над религией. Кто знает, как сам Носов относился к вопросам веры. К примеру, у того же Волкова дядя был видным религиозным деятелем, и в сказках Волкова мы тоже не видим никаких церквей. А может, церковь, даже отрицательно изображённая, не должна была вообще появляться в советской сказочной литературе того периода. Могу предположить также, что для включения церкви в трилогию о Незнайке, хотя бы даже и на Луне, Носову потребовалось бы объяснить детям, кто такой Бог. А это неминуемо заставило бы его затронуть те темы, которых он избегал: о происхождении коротышек, о том есть ли на Земле помимо коротышечьего населения люди нашего роста и т.д. Вопрос о Боге неразрывно связан с вопросом об основах - мира, жизни, человека/человечества, а Носов в «Незнайке» принципиально обходит стороной эти вопросы. ...Насчёт стадионов, увы, ничего сказать не могу.

саль: В принципе возможно и третье. В мире, где есть волшебная палочка, уже не может быть бога. Они несовместимы

Сойка: Волшебная палочка сама по себе. Она не имеет никакого отношения к Богу!

саль: Чарли Блек пишет: Могу предположить также, что для включения церкви в трилогию о Незнайке, хотя бы даже и на Луне, Носову потребовалось бы объяснить детям, кто такой Бог. А это неминуемо заставило бы его затронуть те темы, которых он избегал: о происхождении коротышек, о том есть ли на Земле помимо коротышечьего населения люди нашего роста и т.д. Вопрос о Боге неразрывно связан с вопросом об основах - мира, жизни, человека/человечества, а Носов в «Незнайке» принципиально обходит стороной эти вопросы. Не скажу, что я с этим согласен. При желании вполне можно было ограничиться внешней стороной обрядности, а саму религию описать на уровне идолопоклонства или суеверий и плохих, и хороших примет. В принципе есть даже подходяще место . Во время пресс конференции Незнайки с физиками и астрономами, они ссылаются на такое препятствие для науки, как корысть богачей. А можно было бы ввернуть дополнительно, что и наши церковники (или как-нибудь их назвать иначе ) утверждают, что тех, кто достигнет внешней Луны ждет наказание от высших сил. И тут же добавить ироническую характеристику ученых, как описывают мир за оболочкой священные книги. Приплести разных нелепых небылиц.

саль: Есть одно место в "Незнайке в Солнечном городе", которое одно время не давало мне покоя. Мне хотелось узнать,так сказать, степень оригинальности Носова, который придумал такой интересный праздник, как День рукавичек. Просто, наглядно, даже броско. Разноцветные рукавички, один поменялся с другим, но не до конца - и цепочка пошла дальше.

Сойка: Да, конечно, выдумка может быть и оригинальная. А в чем вопрос-то?

саль: Вопрос: сам ли он выдумал с начала до конца или были какие-нибудь предшественники? Ведь что-то такое, с обменом какими-то там атрибутами могло быть в программах карнавалов. Или были еще на курортах принудительные случайные знакомства на вечеринках. Парочки опознают друг друга по значкам или номерам и общаются в этот вечер.

Сойка: Очень может быть. А Носов бывал на таких курортах?

саль: Ну откуда я знаю! Это если только Игорь внук ответит. Но сюда вообще-то не подходило название праздника - Солнечные братья.

Сачок: Город солнечный и праздник солнечный

саль: Не подходит к карнавалу. Или курорту.

саль: Но сейчас, мы на работе поспорили об обрядах и меня осенила одна догадка. Когда-то мой отец утверждал, что у них в деревне в былые времена крашенные яйца не ели. Обычай был такой - яйца красили, красиво укладывали в блюдо и ставили на стол к завтраку. Завтракали, но яйца оставались просто, вроде цветов в вазе. А потом разбирали эти яйца среди семейных и шли на улицу. Там при встрече поздравлялись с праздником, при этом яйца дарили друг другу, но чаще ими обменивались. Большинство яиц было кирпичного оттенка (от луковой шелухи), но уже тогда были и других цветов - красили кусками цветных тканей. В конце концов все доходили до церкви и все эти крашенные яйца жертвовались священнику. Но считалось хорошим знаком, если по пути, пришлось несколько раз обменяться. Чем больше, тем лучше. С поцелуями или нет происходил обмен, я не спрашивал, но наверное. Вот вам что-то похожее на праздник солнечных братьев.

Чарли Блек: саль пишет: А можно было бы ввернуть дополнительно, что и наши церковники (или как-нибудь их назвать иначе ) утверждают, что тех, кто достигнет внешней Луны ждет наказание от высших сил. И тут же добавить ироническую характеристику ученых, как описывают мир за оболочкой священные книги. Приплести разных нелепых небылиц. Подумал я, и возникла ещё пара гипотез... Тексты Носова, как сказочные, так и реалистические, по интонации своей ироничны. В них высмеиваются изъяны общества (ветрогоны, «лунный» капитализм, неприязнь водителей к милиции), ложные тенденции в науке, технике и культуре (причуды режиссёра Штучкина, чрезмерная автоматизация у Шурупчика, бездарные стихи поэтессы Самоцветик, массовая погоня за одёжной модой и т.д.), типичные детские шалости (хвастовство, лень, небрежное отношение к серьёзным делам у Незнайки, жадность, прожорливость и трусость у Пончика). При этом, пожалуй, всюду объектом иронии Носова являются реалии для той эпохи актуальные. За простительными и забавными недостатками быта в Солнечном, Цветочном и других земных городах явственно прослеживаются намёки на советскую действительность. Жёсткая сатира в «Незнайке на Луне» - нацелена против Западного мира, где капитализм хоть и загнивает вроде бы, но всё никак не сгниёт окончательно, и потому остаётся пока в силе. А религию возможно Носов просто списал со счетов как противника поверженного раз и навсегда. Вполне вероятно, что в 50-60-е годы проблема религии казалась уже неактуальной. Так же как неактуальным оказалось, к примеру, деление на сословия: у Носова на Луне нет не только священников, но и аристократов. Кроме того, живописуя лунные порядки, Носов видимо следует достаточно строго постулатам марксистской науки. В основе всех бед - социальное неравенство, а источником зла является крупный капитал. Государственная же власть, насколько я представляю теорию марксизма, - всего лишь ставленница и служанка крупного капитала. Именно это мы и видим на Луне: из всех государственных институтов показан лишь полицейско-судебный аппарат, насквозь коррумпированный и находящийся на коротком поводке у богачей в лице миллиардера Спрутса. А реальным органом власти скорее уж можно считать Большой бредлам. К религии у классиков марксизма по-моему было такое же отношение. По крайней мере в Российской империи роль церкви ещё с Петровских времён была сведена к защите и опоре правящего режима, а задачей священников было держать народ в смирении. О марионетках же Носову писать было видимо неинтересно, ему важнее было показать корень зла. Впрочем, возможная неактуальность церкви как социального института не распространяется на обычные житейские суеверия. Это как раз у Носова есть. Но в этой «парадигме» нет злодея: герои Носова поддаются суевериям и всяческим заблуждениям лишь по собственной неопытности, пугливости или легковерию, а не потому что кто-то их целенаправленно обманывал с каким-то злым умыслом. Например, книга о Толе Клюквине строится на том, что этот самый Толя испугался кошки, перебежавшей дорогу. Хотел уберечься от плохой приметы, поехал другой дорогой и навлёк на себя массу неприятностей. В сказках о Незнайке жертвой (а зачастую и источником) стихийных суеверий оказывается сам Незнайка: то он боится, что кусок солнца оторвался; то ему кажется, что за ним гонится милиционер, чтоб засадить его в тюрьму; то, поддавшись буйной фантазии, Незнайка создаёт собственную «космогоническую» концепцию и сбивает ею с толку жительниц Зелёного города: там у Незнайки и небо твёрдое, и шар летит кверх ногами, и Земля сверху кажется размером с пирог. По сути это можно считать своего рода упрощённой и осовремененной, «детской» версией религии - сведЕние религии к суевериям и заблуждениям, т.е. к примитивным, ненаучным, но забавным фантазиям. Схожему упрощению и осовремениванию, кстати, у Носова подверглась и тяга Незнайки к щегольству: у Хвольсон Мурзилка ходил по-моему во фраке, котелке и чуть ли не с моноклем, то есть был весь из себя такой напыщенный франт, лощёный господинчик - неприятная пародия на неприятного взрослого, - а Носов виртуозно убрал всю эту взрослость и серьёзность, одев своего Незнайку в весёлые канареечные брюки и разноцветную одежду. ...Ну а о том, чего ещё нет в мире коротышек, сделаю наверно отдельную тему...

Сойка: Чарли Блек пишет: А религию возможно Носов просто списал со счетов как противника поверженного раз и навсегда. Вполне вероятно, что в 50-60-е годы проблема религии казалась уже неактуальной. То есть вы несогласны, что раскрашенные яички и разноцветные рукавички имеют что-то общее?

Чарли Блек: Сойка пишет: То есть вы несогласны, что раскрашенные яички и разноцветные рукавички имеют что-то общее? Очень может быть, что имеют. Это как раз может быть одним из тех вариантов «упрощения и осовременивания» (а заодно и избавления от нежелательных ассоциаций), о которых я писал применительно к франтовству Незнайки и к его концепции твёрдого неба. Другое дело, что я не знаю, насколько распространён был обычай именно обмена пасхальными яйцами. У нас в семье в конце 80-х годов действительно соблюдались некоторые не-советские обычаи: на Масленицу пекли блины, на Пасху красили яйца и покупали либо пекли куличи. Правда, никакого религиозного наполнения этих праздников я в ту пору не помню, скорее это воспринималось просто как интересный старинный обычай. То же Рождество, скажем, мы не отмечали вообще никак; зато дед с бабушкой, хоть и были убеждёными коммунистами-сталинистами, продолжали отсчитывать некоторые «старомодные» даты, вроде Крещенских морозов, Яблочного Спаса и т.д. Что же касается Пасхальных обычаев, то яйцами вроде бы не обменивались и никому их не дарили (тем более на улице), а просто каждый выбирал себе яйцо, приглянувшееся расцветкой или размером, и пытался разбить им яйцо, выбранное кем-то другим. Это было весело, и главный смысл был - чьё яйцо уцелеет (=победа), а чьё разобьётся (=проигрыш).

Чарли Блек: По части же обмена - тут я как раз размышлял на днях, но идеальной параллели не нашёл. Вспомнился обмен подарками на праздники, но это не то: подарками обмениваются вследствие уже существующих отношений, в то время как рукавички Носова - скорее способ установления новых отношений. Причём, с элементом «лотереи», точнее случайности, которую видимо можно шутя трактовать как знак судьбы. Ещё есть обмен обручальными кольцами. Но и там тоже случайности нет. Отношения устанавливаются действительно как бы новые, но на основе уже существующих старых. Кроме того, кольца - только для двоих; тут нет массовости вовлечённых людей и нет игры.

саль: Чарли Блек пишет: каждый выбирал себе яйцо, приглянувшееся расцветкой или размером, и пытался разбить им яйцо, выбранное кем-то другим. Это было весело, и главный смысл был - чьё яйцо уцелеет (=победа), а чьё разобьётся (=проигрыш). Как раз это (но с просто варёными, белыми яйцами) было у нас в обычае еще в детском саду. Там частенько на завтрак давали вареные яйца, которые мы чистили сами. тут нужно было ни в коем случае не ждать нападения, а нанести удар точно, в удачное место с верно выбранной скоростью. Атакующий выигрывал чаще, но не гарантировано.

саль: Чарли Блек пишет: У нас в семье в конце 80-х годов действительно соблюдались некоторые не-советские обычаи: на Масленицу пекли блины, на Пасху красили яйца и покупали либо пекли куличи. Правда, никакого религиозного наполнения этих праздников я в ту пору не помню Во времена моего детства пасха - это был прежде всего массовый поход на кладбище. С вечера в Ногинск съезжались родственники, с утра весь город ехал в одну сторону в жутко, битком переполненных трамваях. Кстати, на кладбище обязательно с кем-то встречались и могли компанией отправиться в гости. Но это редко. Так крашенные яйца обязательно оставляли на могилах друзей и родных. Иногда крошили (для птичек), но это - кто пожаднее, а иногда просто клали, дескать если кто-то посторонний возьмёт себе, хорошо, заодно и помянет человека. Это, я так понимаю, было вместо церкви старых времен. А мальчишкой, если я в день пасхи забегал к кому-то из приятелей, звать гулять, взрослые обязательно давали мне крашенное яичко. Аналогично, если наоборот, кто-то забегал за мной. Мы их съедали обычно во время гуляния. Постарше, мне просто давали из дома с собой в карман. ("Идёшь к Саше? Ну вот, отдашь ему яичко)Обычно примерно так же шел и Саша. Иногда даже у кого-то из нас была и спичечная коробочка с солью. Еще старше мы могли эти яйца не съесть а разыграть в чьём-то дворе, катая с горки. там,где уже собралась компания. Еще старше с той же горки катали не "яйцо за яйцо" в качестве выигрыша, а по копеечке за столкновение.

саль: Чарли Блек пишет: Правда, никакого религиозного наполнения этих праздников я в ту пору не помню У нас дома обходились одними яйцами, без куличей и пасхи (сладкой массы из творога). То есть обычай был внешний, ради похода на кладбище и просто контактов с близкими, в качестве праздничного подношения. Никакого особо праздничного завтрака и обеда дома никогда не было. (Ни салата, ни сыра, ни колбасы, ни шоколадки, ни бутылок лимонада - это было только по семейным и советским праздникам, а пасха была, в общем, обычное воскресенье).) Но что пасхальные яйца - что-то в том числе религиозное, я узнал в ранние школьные годы из случайного разговора. У меня в кармане завалялись два тех самых спичечных коробка, один с синими скорлупками, другой с желтыми. Их увидел одноклассник Андрей. Вы что, яйца красите? Ну да. а вы нет? И он так торжественно объявил: А мы религиозные не справляем! (возможно он сказал божественные или церковные, но суть не в этом). Я в первый раз почувствовал, что в обычае красить яйца есть что-то стыдное, и не всем о нём надо рассказывать. До того, считал его просто бытовой забавой, вроде игры в жмурки.

Чарли Блек: саль пишет: Во времена моего детства пасха - это был прежде всего массовый поход на кладбище. С вечера в Ногинск съезжались родственники, с утра весь город ехал в одну сторону в жутко, битком переполненных трамваях. Меня такой обычай обошёл стороной - видимо потому, что все умершие к той поре родственники были из других городов. саль пишет: И он так торжественно объявил: А мы религиозные не справляем! (возможно он сказал божественные или церковные, но суть не в этом). Я в первый раз почувствовал, что в обычае красить яйца есть что-то стыдное, и не всем о нём надо рассказывать. До того, считал его просто бытовой забавой, вроде игры в жмурки. А я лет до 10 считал, что настоящий праздник должен иметь точную дату (а не плавающую из года в год). И обязательно должен быть выходным (если только это не семейный праздник). Поэтому те праздники, чьи даты каждый год надо было как-то сложно высчитывать, я всерьёз не воспринимал. И, помню, меня очень удивило, когда однажды папа мне сказал, что Пасха гораздо важнее Первого мая, поскольку традиция её насчитывает тысячелетия. Меня это даже как-то задело

саль: Чарли Блек пишет: И обязательно должен быть выходным (если только это не семейный праздник). Разумеется, я считал точно так же. То есть делил все дни на рабочие, выходные и праздничные. И если день выходной - то какой же он праздничный. А под праздником однозначно понималось некое веселье. (на Пасху не веселились,ее торжественно отмечали, стало быть что-то не то) Гораздо позже я догадался, что в строгой христианской традиции праздничное веселье и развлечение вообще не подразумевается. Только тогда мне стали понятны эти странные американские "Праздники" типа Дня инвалидов, Дня безнадёжно больных.

Чарли Блек: саль пишет: Гораздо позже я догадался, что в строгой христианской традиции праздничное веселье и развлечение вообще не подразумевается. Только тогда мне стали понятны эти странные американские "Праздники" типа Дня инвалидов, Дня безнадёжно больных. Вообще интересное наблюдение. Меня всегда удивляло ещё, что во Франции Дом Инвалидов - чрезвычайно престижное государственное место, там вроде и празднества проводятся, и чуть ли не прах Наполеона торжественно погребён. У нас такое трудно представить.

Ветреный Котён: А где там на Луне зоопарк? Упоминался ночной театр, где за особую плату разрешалось швырять в артистов гнилыми яблоками. Ну и "весёлый балаганчик" - жестокая забава, прямиком из рубрики "Их нравы". В Солнечном городе вот театров полно, причём представлены все жанры. Располагаются театры часто в жилых домах - наверное подразумеваются образцовые дома-коммуны, в знаменитом "Доме на набережной" был театр. Были там зоопарк и цирк - Незнайка искал Листика в зоопарке, а тот всё это время был в цирке. Причём видимо цирк не подвергся влиянию ветрогонов - функционировал как ни в чём не бывало.

Маккуро Куроске: Ветреный Котён, он упоминается в последних главах - туда Скуперфильд ходил кормить уток булкой.

Швамбран: Лично у меня при чтении финальных эпизодов с Волшебником из "Незнайки в Солнечном городе" возникали прямые ассоциации с богом. Ибо этот персонаж выполняет функции бога - распутывает окончательно запутавшийся сюжет, когда Незнайка уже не в силах ничего изменить, сам восстанавливает всё как было, возвращает Листику человеческий облик, превращает Пегасика, Брыкуна и Калигулу обратно в ослов и, наконец, по ходу "изобретает" междугороднее такси-автомат, специально, чтобы герои повести смогли вернуться домой (причём проделывает это без всяких "волшебнических штучек", типа заклинаний и т. д., а просто без видимых усилий, на что по определению способен только бог). В мультфильме этот момент даже ещё усилен - там Волшебник не просто объясняет Незайке какие три скверные поступка он совершил, но ещё и демонстрирует их (а откуда он про них может знать? Выходит, что Волшебник всевидящий), а в самой последней сцене он улетает на небо и берёт с собой Незнайку. Если это так, то мир коротышек Носова аналогичен толкиеновскому Средиземью, где тоже нет церквей и церковных культов (если не считать за таковой "Чёрный культ Мелькора", введённый Сауроном), ибо тамошние жители могут общаться с Илуватаром напрямую.

саль: Швамбран пишет: Выходит, что Волшебник всевидящий Это и в книге не отрицается, иначе, откуда он знает, что кто-то, где-то совершил 3 хороших поступка. Но тогда у этого всевышнего покровителя есть только две возможности - одарить палочкой и отобрать её, при этом наладив ситуацию. Правда междугородние такси я бы не относил к волшебству.

Швамбран: саль пишет: Но тогда у этого всевышнего покровителя есть только две возможности - одарить палочкой и отобрать её, при этом наладив ситуацию. Каковы его функции трудно сказать, но некоторые косвенные признаки говорят о том, что без чуда в Стране коротышек явно не обходится: почему, например, в ней нет животных привычных нам размеров (ведь любая наша сорока или ворона для коротышек была бы пострашней чем Змей Горыныч), почему в ней атмосферные осадки явно подогнаны под "коротышечий" масштаб (ибо любой нормальный для нас ливень попросту смыл бы Цветочный город, а снегопад завалил бы его по самые крыши) и т. д. саль пишет: Правда междугородние такси я бы не относил к волшебству. Тем не менее, оно появляется внезапно, как по волшебству, ибо ни Кубик, ни Клёпка ни слова не говорят о том, что такая транспортная система создаётся, а ведь они много о чём рассказали.

Сойка: Швамбран пишет: косвенные признаки говорят о том, что без чуда в Стране коротышек явно не обходится Своего рода волшебная страна? Хотя и :Носов называет ее сказочной. (в сказочном городе все бывает)



полная версия страницы