Форум » Персонажи » Особенные имена » Ответить

Особенные имена

Чарли Блек: Задумался я тут — отчасти о том, почему на пластинке-инсценировке Гуньку заменили на Гуслю, отчасти о том, почему Носов не использовал имевшееся в сказке Хвольсон имя Мурзилка, хотя, казалось бы, мог назвать так кого-нибудь из персонажей хотя бы второго плана. И мне пришло на ум, что в Носовской трилогии Гунька — особое имя. В нём не видно наглядного смысла-характеристики. У подавляющего большинства других персонажей имена так или иначе перекликаются с их профессией, особенностями характера, внешностью и т.д. А вот «Гунька» — что это? Непонятно. Хотя, допускаю, что мне просто неизвестно какое-то словцо, на которое опирался в данном случае Носов. Или это словцо за 60 лет могло устареть. Ещё одно неясное для меня имя — Топик. Тот, который спорил про полёт с крыши на чердак. Максимум, могу предположить, что Топик должен был топать ножкой, но это как-то уж чересчур по-детски, да и не слишком логично. Мурзилка тоже неясное имя. Что оно означает? С каким словом связано? Возможно поэтому Носов и не стал его использовать в своих сказках. А вот есть ли в трилогии ещё какие-то «тёмные» по смыслу имена — навскидку не могу вспомнить...

Ответов - 29

Сачок: Луну трогать не будем, там есть. А из остальных например Шпунтик

Сачок: Мурзилка - понятно. Оно родственно имени Мурзик.Одновременно есть слово - замурзанный, то есть извалянный, потерявший приличный облик.

Сачок: Топик конечно может быть связан не только с "топать", но и топить. В обоих смыслах.

Маккуро Куроске: Чарли Блек, Гунька - это, видимо, кто-то "гунявый", гундосый. Сачок, шпунт ;) . На Луне, кстати, куча имён, ни с чем не ассоциирующихся у читателя-ребёнка, но понятных взрослому - от Сарданапала до Жмурика.

Сачок: Шпунт с профессией механика связан минимально. Это не Шурупчик и даже не Гвоздик. Кроме того, сомнительно само образование уменьшения от этого слова. Ведь это не предмет. То есть получается что-то вроде Асфальтик, Лачок. У Гуньки есть еще одно толкование . Гуня, производное от Сергуня, то есть Сергей. Но здесь наверняка другое. Согласен, что смысл Гуньки - младенец, причем беспокойный. Кстати, в том же русле можно толковать и Микрошу, и Топика. То есть все трое - просто малыши.( Мушка и Кнопочка, кстати тоже)

Сойка: Если хотите еще одно темное имя - Пудик

Чарли Блек: Сачок пишет: А из остальных например Шпунтик Я в детстве всегда думал, что шпунтик это какая-нибудь мелкая деталька, что-то наподобие гайки, шайбы и т.п., в общем под стать винтику. Сачок пишет: У Гуньки есть еще одно толкование . Гуня, производное от Сергуня, то есть Сергей. Занятно... А ведь тут может быть и что-то автобиографическое... Вдруг у Носова в детстве был друг Сергей, в обиходе Гунька? И автор решил свою с ним дружбу увековечить в книжке? Хотя, это, конечно, только гипотеза, никаких подтверждающих фактов мне неизвестно. Сачок пишет: можно толковать и Микрошу Ну, Микроша - маленький, «микроскопический». Сойка пишет: Если хотите еще одно темное имя - Пудик Пуд - мера веса... хотя в сравнении с весом обычного человека и не так велика (16 кг), однако ассоциируется с чем-то тяжёлым. Возможно, Цветик был несколько толстоват))

саль: Чарли Блек пишет: Возможно, Цветик был несколько толстоват Не обязательно телом, возможно и мыслями. Но это скорей о Смекайло. Между прочим, у меня был к Пудику , точнее к его имени, другой подход

Маккуро Куроске: Подумалось: все "наши" персонажи, т. е. положительные, нейтральные и, скажем так, "всё сложно" носят совершенно русские имена, в подавляющем большинстве увенчанные уменьшительно-ласкательным суффиксом -к- (иногда с добавлением -ин) - что на Земле, что на Луне. А вот имена лунных "негодяев" все обвешаны "не по-нашему звучащими" суффиксами -с, -инг, -игль и т. п., либо целиком стилизованы под иностранные слова, бессмысленные для русского уха. Есть, правда, биржевой воротила с звучащим "по-нашему" именем Жмурик... если не обращать внимания на то, что это слово означает. Правда, не факт, что читатели-дети это знают. Кстати и об именах, взятых из "нашего" мира. Оценят ли маленькие читатели, скажем, то, что владельцем лос-паганосских пляжей является некто Дракула? Взрослые-то оценят сарказм - владеет тем, чем сам никогда не воспользуется! - а дети? Или, например, Калигула. Взрослый читатель сразу же вспомнит коня, превращённого в сенатора, перед которым преклонились знатнейшие из граждан (видимо, именно чтобы проакцентировать этот намёк Носов сделал своего Калигулу не просто ослом, но всё-таки наполовину конём). В детстве же для меня это имя было пустым звуком. ...Стоп. Полуосёл-полуконь Калигула. Что-то слышится родное. Несколькими годами позже "Солнечного города" появилась другая классическая детская книга, в которой были, хм-м-м, некие Цезарь и Ганнибал... ;)

Чарли Блек: Маккуро Куроске пишет: Оценят ли маленькие читатели, скажем, то, что владельцем лос-паганосских пляжей является некто Дракула? Взрослые-то оценят сарказм - владеет тем, чем сам никогда не воспользуется! - а дети? Или, например, Калигула. Я в детстве не оценил) Больше того, у меня до сих пор при имени «Калигула» в памяти всплывает не то осёл, не то императорский конь, а вовсе не сам император)) Приходится каждый раз себя одёргивать) Впрочем, для меня и Алиса - по умолчанию Булычёвская, а не Кэрроловская)

саль: Имя Калигула я запомнил сразу(с ударением на последний слог). Правда долго не мог запомнить слово - лошак. А что это римский император, узнал только в институте, при чтении Энгельса. А вот Дракулу не запомнил. помнил только. что имя там было какое-то необычное, и неизвестно что означающее. И для какой надобности использовал Носов такие имена (и еще например - Фантомас) - я дл себя не определился. Для необычности и разнообразия? Или с намёком? Я всё-таки склоняюсь к первому.

Чарли Блек: Дракула и особенно Фантомас - думаю, выбраны с намёком на западный кинематограф с его ужасами, стрелялками, погонями и т.п. Судя по сцене, где Незнайке и Козлику снятся кошмары после похода в кино, Носов о зарубежном кинематографе был невысокого мнения, считал его безыдейным, отупляющим разум и разрушающим психику)) Любопытно, что знаменитая трилогия о Фантомасе (с Жаном Марэ и Луи де Фюнесом) вышла как раз в 1964-1967 годах. «Незнайка на Луне» написан в 1964-1965 гг. Но вот в советский прокат фильмы о Фантомасе вышли только в 1967-68 году, если верить википедии. То есть Носов видимо подшутил над массовым ажиотажем вокруг этих фильмов, волна которого докатилась и до нашей страны, однако самих фильмов на тот момент он вероятно не видел (даже если бы захотел). Ажиотаж этот с таким же шутливо-осуждающим уклоном я заметил ещё в советской кинокартине «Анискин и Фантомас».

Чарли Блек: Маккуро Куроске пишет: ...Стоп. Полуосёл-полуконь Калигула. Что-то слышится родное. Несколькими годами позже "Солнечного города" появилась другая классическая детская книга, в которой были, хм-м-м, некие Цезарь и Ганнибал... ;) А вот Цезарь и Ганнибал у меня почему-то в первую очередь ассоциируются всё же с полководцами, а не со сказочными мулами. Хотя «Огненного бога Марранов» я прочёл года на два раньше, чем «Незнайку» с его Калигулой. Может быть, это потому, что Волковские мулы мне никогда особо не нравились, да и в сюжете их роль незначительна. А может, потому что у Волкова прямо в тексте сказано, что имена заимствованы у исторических деятелей.

Montmorency: саль пишет: И для какой надобности использовал Носов такие имена (и еще например - Фантомас) - я дл себя не определился. Для необычности и разнообразия? Или с намёком? Я всё-таки склоняюсь к первому. Я тоже. Мне даже кажется, что имена и географические названия у Носова перекликаются с плодами изощренной чеховской фантазии при выборе фамилий

Маккуро Куроске: Перечитывая третью книгу, внезапно подумал, что у имени "Козлик" источником вполне может быть не только выражение "козёл отпущения". В сцене, когда акционеры "Общества гигантских растений" обсуждали, кому сколько акций выделить, у меня в голове неожиданно всплыло: "А Козлевичу?!"

Сойка: Маккуро Куроске пишет: у меня в голове неожиданно всплыло: "А Козлевичу?! Действительно, еще одна великолепная четвёрка! Только как со стихиями?

Чарли Блек: Мне тут подумалось, что имена милиционеров хоть у Носова, хоть у Карлова сплошь фамилиеподобны: Свистулькин, Караулькин, Сапожкин, Козырьков, - а не, допустим, Свистулька или Козырёк. Возможно тем самым милиционеры как бы немного овзросляются.

Маккуро Куроске: Чарли Блек пишет: Мне тут подумалось, что имена милиционеров хоть у Носова, хоть у Карлова сплошь фамилиеподобны Не только милиционеров - в Солнечном городе вообще многие имена имеют вид фамилий. Причём не совсем понятно, по какому принципу тот или иной персонаж наделяется "фамилией": тут и архитектор Вертибутылкин с профессором Звёздочкиным, и какой-то эпизодический и совершенно несерьёзный Штанишкин. Хм-м-м, а ведь и сам Незнайка в гостинице записался "Незнайкиным".

Чарли Блек: Маккуро Куроске пишет: Хм-м-м, а ведь и сам Незнайка в гостинице записался "Незнайкиным". Кстати, любопытно: родителей и родственных связей у коротышек вроде бы нет (за единственным исключением Авоськи-Небоськи), но вот представление об отчестве присутствует: Незнам Незнамович Незнайкин )) Возможно впрочем, что коротышки просто читали истории про людей, так же как мы читаем сказки про коротышек)

саль: Сойка пишет: Действительно, еще одна великолепная четвёрка! Только как со стихиями? Если разбирать характеры, то дело не пойдёт. Да, Мига конечно - это Бендер. Аферист, мастер говорить и прочее. Незнайка может быть запараллелен с доверчивым Шурой Балагановым. Но Козлевич - техническое обеспечение и малый интерес к главной афере - это скорее дядюшка Жулио. Козлику остается роль Паниковского, смешного и несчастного. Но , по крайней мере, Балаганов тоже дружил с Паниковским. Правда, бил иногда. Незнайка первых книг может быть и позволил бы себе избить Козлика, но в третьей ему и в голову бы это не пришло. (наверное он и Клопса бы не стал бить)

Маккуро Куроске: Чарли Блек пишет: но вот представление об отчестве присутствует: Незнам Незнамович Незнайкин )) Так ещё в первой книге был Сахарин Сахаринович Сиропчик, который очень обижался, если его называли не по имени-отчеству. Вспоминая собственное детство - по-дружески называть какого-нибудь Мишу Воробьёва Воробьём и Михалычем (о его реальном отчестве не имея и понятия) было совершенно нормально. Кстати, любопытно: родителей и родственных связей у коротышек вроде бы нет (за единственным исключением Авоськи-Небоськи) Почему-то вспомнились толкиеновские Валар - которые никаких родственных связей не имеют, не размножаются (поскольку все сотворены одинаково и одновременно единой волей Эру-Илуватара раньше, чем что-либо живое), но при этом Ауле и Мелькор почему-то называются братьями, а остальные - нет.

Чарли Блек: Маккуро Куроске пишет: Так ещё в первой книге был Сахарин Сахаринович Сиропчик, который очень обижался, если его называли не по имени-отчеству. Точно... Я и забыл уже) Маккуро Куроске пишет: но при этом Ауле и Мелькор почему-то называются братьями Возможно они братья в каком-нибудь высшем смысле, неродственном) Вроде "космических братьев" у Волкова) саль пишет: Но Козлевич - техническое обеспечение и малый интерес к главной афере - это скорее дядюшка Жулио. Козлику остается роль Паниковского, смешного и несчастного. Жулио ближе к финалу тоже смешной и несчастный... Но на Паниковского всё же не похож, поскольку сохраняет некоторую брутальность и зловещий вид.

саль: Чарли Блек пишет: Жулио ближе к финалу тоже смешной и несчастный А я бы сказал, что там он деловитый и ироничный.

Маккуро Куроске: Возникла вот какая мысль по поводу "имён-фамилий". Мы, русскоязычные читатели, упускаем из виду то, что Носов вырос на Украине, и "Незнайка" впервые опубликован на Украине и на украинском языке параллельно с русским (в первой книге, как мне показалось, даже в русском тексте кое-где украинизмы мелькают - например, цветы "чернобривцы", которые по-русски называются "бархатцы"). А для украинского уха как фамилии вполне воспринимаются и имена без специальных окончаний вроде "ин". И вот что интересно. В "провинциальном", полудеревенском Цветочном городе "фамилию" на "ин" носит, кажется, один только Пилюлькин. Зато в урбанизированном и цивилизованном Солнечном таких "фамилий" множество. Представители власти других вообще не носят. И даже Незнайка, приехав туда, записывается "Незнайкиным". А не отражение ли это такого давно существовавшего на Украине явления, как восприятие украиноязычного как "провинциального, некультурного", а русскоязычного - как "городского, продвинутого"? Явление, кстати, не изжито до сих пор, хотя в советские времена с ним пытались бороться, а уж в незалежные и тем более (помню, как меня повеселило интервью какого-то киевского профессора, в котором он, рассказывая о конфликте одного своего знакомого с, конечно, очень несимпатичными "сторонниками русского мира", передавал речь интеллигентного и цивилизованного "украинского патриота" чистым русским языком, а речь дремучих необразованных "пророссийских сепаратистов" - украинским!). В этом смысле превращение Незнайки в Незнайкина чем-то сродни превращению Голохвостого в Галахвастова ;) .

саль: Вообще, очень интересное замечание. Правда, кроме Пилюлькина в Цветочном городе есть еще и Стекляшкин, но это замечание в ту же сторону. А допустим, Пулька или Молчун вполне могут быть самыми обыкновенными украинскими фамилиями (призвищами). Я только подумал о том, а что может значить, что Носов не использовал и украинские формы фамилий, не только типа Петренко, но и Стаднюк или Сосковец. И тут же вспомнил, что у него есть Смекайло.

Сойка: А вот что значит, когда Мига сказал, что его имя Мигс, но можно звать Мига? Это что, разные формы одного имени? Или на Луне просто нет имен, закрепленных как-то официально?

саль: Имя Синеглазка заимствовано из народных сказок. И оно единственнок такое. Нет ни Чернобровки, Ни Краснещечки, ни Быстроножки. Всё больше, Ёлочка, Галочка, Белочка, Ниточка, Ласточка.

Швамбран: А имя Фигура (шахматный чемпион, конструктор большого шахматного автомата) заставляет вспомнить повесть Гайдара "Тимур и его команда".

Сачок: Швамбран пишет: А имя Фигура (шахматный чемпион, конструктор большого шахматного автомата) заставляет вспомнить повесть Гайдара "Тимур и его команда" Которого почему-то путём не знал по имени сам Гайдар. В одном месте называет его Васькой, в другом - Петром. (Пётр Пятаков). Кстати, возможно, он выводил это прозвище от слова "фига" - кукиш.



полная версия страницы