Форум » Персонажи » Охотник Пулька » Ответить

Охотник Пулька

саль: Весьма тёмный персонаж

Ответов - 20

саль: Практически все реликты в книге Носова от "Царства малюток" появились и закончились в первой главе. (лес за рекой, лодочки из коры, распиливание грибов на поленья, сбор орехов с ножовкой в руках). Еще один, про который забывают - майский жук, сбивший Незнайку. Он явно не из книги Носова. Таким же реликтом я считаю охотника Пульку. Пожалуй еще от Кокса. У него проблемы достоверности не возникало, его Брауны спокойно сажают в клетку целую обезьяну. А вот у Носова охотнику Пульке делать нечего.

Сачок: У Ершова в его книге про ЛЕГО говорится про ружье Пульки и даже описывается, как оно стреляет - набивает синяки у попавших под выстрел и даже отбивает доски от забора. Кажется автор этой книги не понял, какая пробка имеется в виду у Носова. А ведь вернее всего это пробка-пистон из гремучего состава. Что-то вроде спичечной головки, но значительно побольше. Она никуда не летит, просто грохочет разрываясь.

Чарли Блек: саль пишет: Таким же реликтом я считаю охотника Пульку Ну, почему... Коротышки Цветочного города ведут полудеревенский образ жизни, и охотник в этом контексте вполне уместен. Другое дело, что убийство животных не вяжется с мягким характером коротышек, но поэтому, вероятно, и упомянуто, что ружьё стреляло пробками. То есть охота из настоящего промысла свелась к декоративному безвредному хобби, вроде того как Шарик из Простоквашино бегал с фоторужьём. Сачок пишет: Кажется автор этой книги не понял, какая пробка имеется в виду у Носова. А ведь вернее всего это пробка-пистон из гремучего состава. Что-то вроде спичечной головки, но значительно побольше. Она никуда не летит, просто грохочет разрываясь. Я о такой тоже не знал) Мне скорее представлялась либо бутылочная мягкая пробка, стреляющая вдаль, но по мягкости своей не причиняющая особого вреда, либо вообще пробка на шнурке, которая с хлопком вылетает из дула, но вдаль не летит, ибо шурок привязан к ружейному стволу...

Маккуро Куроске: У меня в детстве не было сомнений, что "ружьё, стреляющее пробками" идентично показанному в мультике про Винни-Пуха.

саль: Слово "пробка" во времена выхода Незнайки воспринималась именно, как пробка от пугача. А подобие духового ружья в любом варианте называлось просто "духовка". Она кстати проходило как более опасное оружие, по сравнению с пугачом.

саль: Но Пулька темен не из-за оружия, а из-за того, что неясно, на кого ему охотиться.

Сачок: Единственное понятное изображение пробки для пугача. Солдатик дает возможность оценить размер.

саль: Точно, они. Серёдка сплошная - воспламеняющийся состав (бывал чаще розового цвета). Боковина коническая - оболочка, с двух торцов открытая. Она была из глины, застывшая, но не очень твёрдая. На картинке пробка для большого - рублёвого - пугача. Были поменьше, для 50копеечного.

Сачок: Вряд ли те, кто не видел, понимают что такое пугач. Вот он. Верхний ствол пистолета бутафорский, только для вида. Пробка вставлялась в короткий широкий снизу. Но сначала боек отводился назад, пружина при этом сжималась, и фиксировался поворотом бойка и заведением винтика в прорезь. Примерно, как дверной шпингалет. Пока вставляли пробку, винтик в прорези нужно было на всякий случай придерживать большим пальцем, чтобы взведенный боек не соскочил и не ударил раньше времени,пока пальцы левой руки запихивают пробку. А потом, с вытянутой вперед рукой, указательный палец толкает винтик, чтобы он вышел из прорези. Пружина бросает боек вперед, он вонзается в пробку - выстрел.

Сойка: Не мучайтесь. В интере всё описано Тот пугач... Оловянный, блестящий, с выпуклым рисунком — возлежащий лев с длинным хвостом, как бы хлещущий себя по бокам... У меня кружилась голова, сжималось сердечко от зависти — когда видел в руках мальчишек-сверстников эти пугачи. Пугач стоил три рубля. И еще пятьдесят копеек — шесть пороховых пробок к нему. Беленьких, похожих на таблетки, нет, на крохотные конусы-вулканы, в жерлах которых пряталась почему-то розовая гремучая (точно ли — пороховая? — я полагал, что порох должен быть белым, как соль) смесь. Пробочка вставлялась в коротенькое, находившееся под основным, длинным дулом, дуплышко, снабженное бойком. Это была досадная, мешающая похожести на настоящесть оружия деталь. Ибо выстрел, выходит, производился не из дула, а из имитировавшего его вспомогательного отверстия. Оттягивалась пружина, то есть, прошу прощения, взводился спуск — тоже, увы, не такой, как мне бы хотелось, — обыкновенный винтик, шурупчик с резьбой и разделительной выемкой для отвертки на шляпке, после чего револьвер был готов к выстрелу. Нажимался курок — и звучал оглушительный хлопок... Пугачи привозил на телеге, в которую была запряжена рыжая кобыла, старьевщик. (Дело было на даче, в Лесном городке.) Оловянные близнецы лежали, завернутые в тряпье. Мальчишки сбегались со всех сторон. За пугачи можно было заплатить не только деньгами, но и вещами. И многие тащили из дома отцовские пиджаки и материны платья. Перед соблазном подержать в руках это оловянное чудо, сделать его своим, пальнуть из него вверх — не мог устоять никто. Но мама мне денег на покупку пугача не давала. С деньгами и верно было трудно. Главной же причиной, думаю, была все же не бедность, а боязнь — как бы со мной чего-нибудь из-за этой пальбы не случилось. Все же шум пугач издавал смертоподобный. Да и пороховые пробки... Кто знает... Чего от них ждать? И вот к маме в гости приехала тетя, мамина сестра. Надо же было такому совпадению случиться — именно в тот день во двор въехал старьевщик на своей скрипучей телеге. Я примчался домой — просто сообщить о появлении кудесника. Повторять просьбу было бессмысленно — мама знала ее наизусть. Хотя в глубине души я надеялся: вдруг она все же смилостивится. Тетя услышала в моих интонациях то, что мама замечать не желала. И, поглядывая на маму, спросила: что за пугачи? Я не дал маме открыть рта и сам оттарабанил, стал торопливо и сбивчиво излагать. Тетя снова вопросительно посмотрела на маму. Как-то молчаливо они обменялись взглядами и так же молча пришли к соглашению. Тетя сказала, что сделает этот подарок. И достала из кошелька три вожделенных рубля. Я потерял голову от счастья. Но, чувствуя, что если сейчас, немедленно, не вычерпаю счастье до конца, подобного везения может никогда больше не повториться, пробормотал еще и о пробках, пороховых пробках, за пятьдесят копеек, без которых пугач — не пугач, а так, детская игрушка... Эта субсидия тоже была мною получена! Я помчался к старьевщику. Две пробки из шести были расстреляны прямо возле телеги и на зависть тем, у кого боеприпасы закончились. Две — в присутствии мамы и тети, на улице, при этом мама страшно за меня боялась, делала порывистые движения, чтобы мне помочь, а я снисходительно на ее женские страхи поглядывал. Еще одну пробку экономно израсходовал в честь приезда на дачу отца. А последнюю хранил так долго, что она либо испортилась, либо отсырела, выстрела не произошло, не получилось, даже хлопка не раздалось. То ли от этой самой пальбы, то ли от того, что постоянно носил пугач с собой, в том месте, где дуло втекало в барабан, пролегла трещинка. Со временем она увеличилась. Кроме того, стала все больше огорчать дыра в пустой рукоятке — неровное отверстие, обычный для формового литья изъян. — А ведь я говорила, — пыталась умерить мои печали мама, — никакой это не пистолет, а халтура... Но что-то в том — пусть потерявшем товарный вид — оружии было такое... Непередаваемо притягивающее... Мужественное... Смелое... Я до сих пор делаю суровое лицо, вспоминая о пугаче

саль: Сойка пишет: Пугачи привозил на телеге, в которую была запряжена рыжая кобыла, старьевщик. (Дело было на даче, в Лесном городке.) Забавная деталь. У нас было то же самое, но я всегда думал, что это только у нас, поскольку тряпки собирались на близлежащую бумажную фабрику. Единственно, слово "старьевщик" у нас, мальчишек было под запретом. Нам полагалось говорить только "тряпичник". Кто, повторяя за бабушками, говорил старьевщик беспощадно высмеивался, как человек непродвинутый и отсталый. Впрочем, моя мама, демонстрируя еще более древний слой, называла этого мужичка на подводе "грушник". Правда, больше в запальчивости, когда брала в руки особенно уж запачканную из моих вещей. "Не буду стирать, грушнику отдам!"

Чарли Блек: Познавательно... Заметку я сейчас отыскал в МК, там ещё про кинотеатр есть... А вот откуда происходит слово "грушник" - любопытно... саль пишет: Но Пулька темен не из-за оружия, а из-за того, что неясно, на кого ему охотиться На кого, думаю, найдётся. Животный мир у коротышек соразмерный. Другое дело, что убивать этих самых животных, мне кажется, коротышки бы не стали... Вообще не помню навскидку, упоминались ли в их рационе мясные блюда...

саль: Чарли Блек пишет: А вот откуда происходит слово "грушник" - любопытно... Смысл непонятен мне самому, но один след в литературе я знаю. У Некрасова есть стихотворение про некоего дядюшку Якова. Он какой-то разъезжий торговец и одновременно, похоже, старьёвщик. Так у этого дядюшки есть характерный клич, которым он сзывает народ, въезжая в очередную деревню: " По грушу, по грушу. Купи-сменяй"

Сачок: Чарли Блек пишет: На кого, думаю, найдётся. Животный мир у коротышек соразмерный. Почему-то не всегда.

Чарли Блек: Сачок пишет: Почему-то не всегда. По крайней мере, животных-гигантов, т.е. нормальных для человеческого, а не коротышечьего мира, вроде бы нигде не встретилось...

саль: Да, гигантов нет, за исключением майского жука в первой книге. Ко второй книге картина устоялась и дополнилась. Но в ней Пулька предельно эпизодичен, вместо того, чтобы развернуться со своим охотничьим промыслом. А в первой еще явные черты переходного состояния. Жук ткнул Незнайку и улетел навсегда. Другие насекомые в натуре не изображены вообще. Но они занимают неимоверно большое место на фоне почти полного отсутствия других животных. Я имею в виду словесность. Кроме двух лягушек и одной жабы (что само по себе тоже характерно, так как соседствует с насекомыми) есть кузнечик, комар, мушка, стрекоза, муравьишка. Про муху высказывается Знайка. Немало. Кроме того - есть мед. значит или пчела, или оса, или шмель. Есть и шелковичные коконы, и вот эти, похоже, размера не коротышечьего. А что помимо? Топик и Цветик упоминают птиц. Причем птиц вообще, а не какую-либо. И овечка, через которую перепрыгнул Знайка. Но что это за овечка, видел ли ее Незнайка, или только слышал про нее от более начитанных друзей? Вопрос без ответа. Что в итоге? Два гиганта, майский жук и шелковичный червь и один коротышка из мира животных - Булька. Причем, прямо не сказано, но похоже на то, что это единственная собака на два города. (есть еще воротник из мохнатой гусеницы, но он "как бы")

Сойка: А каким змиёвцы представляли себе дракона?

Сачок: Конечно очень маленьким. Ему хватало в день одного коротышки

Чарли Блек: саль пишет: Да, гигантов нет, за исключением майского жука в первой книге. саль пишет: есть еще воротник из мохнатой гусеницы, но он "как бы" Видимо насекомые там нормальные, то есть для коротышек гигантские. Пожалуй, это логично. Ибо если есть гигантские растения, цветы и деревья, то и опылять их должны соответствующего размера шмели, пчёлы, осы и т.п. саль пишет: И овечка, через которую перепрыгнул Знайка На Луне предполагаются бараны (на Дурацком острове), и там Незнайку не удивляет их размер. Значит, бараны такие же карликовые, как и в коротышечьем мире на Земле. саль пишет: Кроме двух лягушек и одной жабы (что само по себе тоже характерно, так как соседствует с насекомыми) есть кузнечик Если жаба съела кузнеца, то, стало быть, и сама жаба, а значит и все земноводные с пресмыкающимися - тоже человечьего размера.

Чарли Блек: саль пишет: Ко второй книге картина устоялась и дополнилась. Но в ней Пулька предельно эпизодичен, вместо того, чтобы развернуться со своим охотничьим промыслом. Во второй и третьей книгах вообще концепция 16-ти коротышек-«братцев» мало используется. Такое ощущение, что часть из них Носову стали не нужны, и он их вывел за кадр.



полная версия страницы