Форум » Фантворчество » Метод Пилюлькина » Ответить

Метод Пилюлькина

саль: Фанфик про Пилюлькина и Пачкулю Пёстренького

Ответов - 9

саль: Прошу прощения, не нашел флешку. Значит немного позже

саль: МЕТОД ПИЛЮЛЬКИНА Завтрак подходил к концу. Открылась дверь в столовую, и все разом выкликнули одну единственную букву. Прозвучало дружное: -- О-о-о! Вернее, у некоторых это «о» прозвучало коротко и пискляво. У других, наоборот, протяжно и низко, так, что больше походило на «у-у-у!» Вошедший отнесся к такой встрече очень спокойно. Он повел туда-сюда глазами, стянул с рук рукавички, а с головы тюбетейку, и спросил: -- Осталось у вас поесть что-нибудь? Или на меня не рассчитывали? Так состоялось возвращение Пёстенького из Солнечного города. Больше всего его товарищей по дому удивило, что бывший Пачкуля даже не пробовал подсесть к столу, а сразу, без напоминания прошел к умывальнику. И вернулся чистенький и опрятный. Точнее, чистенькими были его лицо и руки. Курточка же, наоборот, пестрела мокрыми пятнами, а кое-где и мыльными хлопьями. Но к такой мелочи отнеслись спокойно. Пёстренькому сразу пододвинули полную чашку и блюдце с пастилой. -- Где же ты пропадал, Пёстренький? – спросил самый нетерпеливый малыш, Бурунчик. --Вернулся из Солнечного города, - спокойно сообщил Пёстренький. -- Солнечного? Про этот город почти никто ничего не слыхал. -- Ага! Я теперь солнечный братец. -- Ничего себе! – удивился малыш Косточкин, самый серьёзный среди них. – Что же ты теперь, соберешь вещички и уедешь? -- Куда это еще? – не понял Пёстренький. -- Назад к братцам, в Солнечный город. -- Что я там забыл? -- А как же твои солнечные братцы? – спросил малыш Пушок. -- И без меня проживут, - ответил Пёстренький спокойно, не моргнув глазом. – Вот, у меня есть на память. Он вытащил из кармана синюю рукавичку, пошарил еще. Вторая рукавичка куда-то пропала, может быть осталась на умывальнике. -- Ладно, найдем. Пёстренький поглядел на друзей, которые почему-то приумолкли. -- Да вы что, не рады мне что ли? --Рады, - ответил за всех Косточкин. – Тем более, что ты такой свеженький. Я вижу, тебя не нужно будет больше тащить к умывальнику за шиворот? -- Не нужно, - подтвердил Пёстренький. Он отодвинул пустую чашку. – Ну, что, можно и погулять. Пойдете со мной, или как? Ясно, что следом за ним на улицу высыпали все остальные. Кому же не хочется узнать хоть что-нибудь о загадочном Солнечном городе. Пёстренький сказал правду, разговоров о его умывании больше не требовалось. Наоборот, никто теперь не умывался чаще Пёстренького. Он бежал к воде, плескался по десятку раз в день, стоило дунуть особо пыльному ветерку или сорваться с высокой травинки недостаточно прозрачной капле. Кто-то сгоряча сказал, что пора уже бывшего Пёстренького переименовывать в Чистюлю. Но так казалось только вначале.

Чарли Блек: Ну воот... начало есть, а конца нету))

саль: Но так казалось только вначале. Постепенно частые умывания Пёстренького стали донимать его друзей еще больше, чем его прежняя неряшливость. Да, руки по самые локти, лицо, шея, уши Пёстренького сверкали чистотой. Но стоило не доглядеть за его водными процедурами, в умывальную комнату страшно было войти. Лужи воды на полу, разводы по всей раковине и вокруг, кое-как брошенные губки, щеточки и куски мыла, грязные следы на полотенце. Да и само полотенце порой валялось в неподходящем месте, а то и на полу. Все укоры в небрежности Пёстренький выслушивал с недоумением, а как-то даже бросил: -- Вы же сами этого хотели. Мало того. Уверившись в своей исключительной, весьма похвальной, чистоплотности, Пёстренький стал позволять себе выходки, какие раньше за ним никогда не водились. Он теперь запросто мог прошлёпать в комнату в грязных ботинках и даже развалиться в них на убранной кровати. Свои грязные носки он по нескольку дней таскал в карманах, а потом вдруг оставлял где угодно: в столовой, на перилах крыльца. Говоря проще, Пёстреньким он уже быть перестал, но, как и прежде, оставался самым настоящим Пачкулей. Стоит ли удивляться, что другие коротышки стали всё чаще окликать его именно этим полузабытым именем. Пёстренький воспринял возрождение своего настоящего имени, как личное оскорбление. Он обижался, затем сердился, наконец вознегодовал и отправился к доктору Пилюлькину. Почему к доктору? Это будет понятно из их разговора. Пилюлькин не сразу узнал пришедшего к нему коротышку. Умытый, как приборное стеклышко, Пёстренький сидел гордо, высоко подняв голову. Наконец доктор сообразил: -- Да это же Пачкуля! Удивительное преображение. -- А ничего удивительного нет, - парировал Пёстренький. – Не удивительно даже то, что меня теперь так и называют. -- А как же иначе, хотел бы я спросить. -- Мне больше нравится – Пёстренький! -- Нравится, так нравится. Я-то здесь при чём? - опять удивился Пилюлькин. -- Как это «при чём»? Неужели не видно? – Пёстренький ткнул себя двумя пальцами в обе щеки. – Какой же я теперь «пёстренький»? Вот и получается, что ничего удивительного. -- Да, пожалуй! – Пилюлькин снял и снова надел пенсне. – Так ты хочешь опять стать грязным? Пёстренький важно выпятил губу. -- Да не грязным, а как бы. Понятно? Чистым, но как бы грязным. Вот! Доктор покрутил головой и слегка усмехнулся. -- Думаю, что медицина здесь бессильна. Нет у меня лекарства от такой болезни. -- Нет? – и больной сразу как будто сжался. Но тут ему в голову пришла новая мысль: -- А если не на лице, а где-нибудь на теле? Ну, вот на плечах, на руках, на спине. -- Что на теле?! – раздраженно выкрикнул Пилюлькин. -- Ну, пятна разные.. Чтобы было пёстро. Во! Шкура, как у леопарда. А? Пилюлькин беспомощно оглянулся, вздохнул, поморщился. -- Такое, наверное, можно, - сказал он чуть осипшим голосом. – Только! Имей в виду! Лекарство нужно готовить несколько… пять дней. Потом посмотрим анализы, восприимчивость… сопротивляемость.. проявляемость… В общем – приходи через неделю. -- Гнать бы в шею таких больных! – воскликнул доктор в сердцах, когда Пёстренький отошел от медицинской комнаты на приличное расстояние. -- Это точно, - раздалось за дверью и в кабинет доктора Пилюлькина вошли Косточкин и Бурунчик.

саль: -- Это точно, - раздалось за дверью и в кабинет доктора Пилюлькина вошли Косточкин и Бурунчик. -- А вам чего? Бурунчик полез было вперед, но Косточкин придержал его за плечо. -- Мы как раз о Пачкуле. Пёстреньком то есть. -- Ну, если вы тоже про шкуру леопарда… -- Мы всё слышали, доктор. Пёстренький ошибается. Дело не в том, что он перестал быть пёстреньким, а совсем наоборот. Пилюлькин взял в руку пестик от ступки и Бурунчик сразу отскочил к двери. Но Косточкин стоял твёрдо. Глядя на него, Пилюлькин понемногу успокоился. -- Или вы спокойно объясните мне всё, или не мешайтесь тут. Отвечайте на вопросы. Косточкин кивнул, Бурунчик осторожно присел на кушетку. -- Вы пришли сюда вместе с ним? -- Нет. Проходили мимо, заметили и решили… - Косточкин кашлянул. -- Подслушать! – добавил за него Пилюлькин. – Вы действительно зовете его Пачкуля, и перестали звать Пёстреньким? --Да. Но только, когда вот здесь… За дверью мы подумали, а может это и правда у него болезнь. Доктор Пилюлькин поморщился. -- Болезнь? В чем она проявляется? Как выглядят ее … признаки? -- А вся штука в том, - не выдержал Бурунчик, - что он слишком часто умывается. Раньше совсем не умывался, а теперь… -- постоянно! – подтвердил Косточкин. – Но ведь так не бывает. И дома у нас от этого – такой тарарам. -- Про ваш дом не надо, - перебил Пилюлькин. – Но теперь мне хоть что-то стало ясно. -- А вот мы ничего не понимаем. И ведь действительно, коротышки не могли даже догадываться, что Пёстренького всего-навсего неудачно заколдовал Волшебник. Но доктор Пилюлькин уже почувствовал, с чем ему нужно как следует разобраться. -- Ну-ка расскажите, а как именно он умывается. -- Как? Придет, всё разбросает, воды нальёт. -- Помолчи, - это Пилюлькин сказал Бурунчику. Косточкин украдкой тоже показал ему кулак. -- Он что – сидит-сидит, и вдруг сорвется с места. Или регулярно, через каждые полчаса, например? Постоянно или внезапно? -- Внезапно, - твёрдо кивнул Косточкин. -- А какой у него при этом вид? Руки? Движения? -- Вид недовольный. А руками – да. Бывает, что трет щеки, бывает – гладит. -- Гладит, - повторил Пилюлькин как бы про себя. – Это уже кое-чего. В некотором роде симптом. Одно странно, лицо у него совершенно гладкое и чистое. -- Так он же умывается. -- Вас не спрашивают! Ни о чем больше не спрашивают, – снова возмутился доктор. – Сделаем так! Поможете мне пристроиться где-нибудь в соседнем доме. Чтобы незаметно понаблюдать за вашим Пачкулей. Ему ни слова, молчок! День, два, три… А когда он придет через неделю, может быть займемся лечением. Однажды, ближе к вечеру, Кнопочка возвращалась домой от своих подруг. И внезапно чуть не закричала от ужаса. Навстречу ей шагало что-то страшное. Малыш не малыш, пугало не пугало. Кнопочке сразу вспомнилась сказка про Глиняного Парня, который сжирал всех, кто попадался ему навстречу. А бежать прочь – уже не слушались ноги. -- Не подходи, - пролепетала она, - остановись чудовище! -- Смотри-ка, Кнопочка! - сказало чудовище довольным и даже веселым голосом. Голос показался знакомым -- Пёстренький! Это ты, болван неумный, прохожих пугаешь? Пёстренький засмеялся. -- Вот, вышел погулять. Днем нельзя, все пугаются, потом ругаются. А вечером здесь никто не ходит. Ты не думай, это повязка из марли такая. Пилюлькин придумал. -- Так ты болен? – сочувственно спросила малышка. -- Сами они все больные, - отмахнулся Пёстренький. – Кричат, ругаются. А мне – что! Доктор разрешил и ладно. Главное – умываться больше не надо. Повязку снял – и чистый. -- А-я-яй! – покачала головой Кнопочка. - Тебе бы только не умываться. -- Почему мне? Это они кричат – лучше бы ты вообще не умывался. Так что я теперь один разок в день умылся и хватит. Пачкулей, зато, больше не дразнятся. -- С ума ты сошел, Пёстренький. Так теперь и будешь всегда ходить в этой грязной тряпке? -- Ну, запачкалась немножко. Ты не думай, Пилюлькин их мне много наделал, только менять неохота. Лучше подожду, он обещал придумать что-нибудь получше. Вот пусть и думает, если ему надо. А мне пока и так хорошо.

саль: Всё

Сойка: А какая это была повязка?

саль: С прорезями для глаз и для рта

Сойка: Ну, так и надо было написать



полная версия страницы