Форум » Фантворчество » Цветочный, Земляничный, Ореховый... » Ответить

Цветочный, Земляничный, Ореховый...

Сойка: Книга большая, но похоже почитать стоит. Мне пока попалось только четыре главы.

Ответов - 11

Сойка: Петр Солодкий, Светлана Осеева Новые похождения Незнайки, Футика и других коротышек Сегодня вы, к примеру сказать, Незнайка, завтра Всезнайка, послезавтра — ещё какая-нибудь Чертяйка (Хы-Хы! Не правда ли, остроумно?). Попробуй тут разберись! Мы, однако ж, во всем прекраснейшим образом разберёмся… (Н.Н. Носов, «Незнайка на Луне») Глава 1. НОВОСТИ В МИРЕ КОРОТЫШЕК На рассвете, едва первые лучи солнца коснулись верхушек чудесных растений в стране коротышек, к берегу Огурцовой реки мягко причалила ореховая скорлупка. Из неё вылез заспанный коротышка крошечного роста, легко спрыгнул на песок, огляделся по сторонам и с удивлением произнёс: «Футы-нуты, ложки гнуты…». В это время подул ветерок, лодка-скорлупка оторвалась от берега и поплыла вниз по течению. — Эй! Ты куда! Вернись! – замахал руками коротышка, бросился за ней, но, войдя в воду по колено, остановился и махнул рукой. Скорлупка уплывала всё дальше и дальше… Коротышка выбрался из воды, с любопытством рассмотрел свои брюки, промокшие до колен, пошевелил ступнями, отчего в ботинках у него захлюпала вода, сел на песок, вылил из ботинок воду, обулся снова, встал и стал с большим интересом рассматривать всё вокруг. Небольшую поляну окружали огромные белые и синие бутоны цветов, от которых исходил такой аромат, что у коротышки закружилась голова. Между стеблей этих фантастических цветов он заметил сплетённую из травы арку, над которой красовалась надпись: «Добро пожаловать в город замечательных коротышек – Цветочный». Коротышка присвистнул и смело двинулся вперёд. С любопытством разглядывая ухоженные домики, на которых были таблички с именами, он вышел на улицу Вкусную. В центре улицы стояла увитая тонким плющом беседка, а в ней висел большой блестящий колокол. Подойдя ближе к беседке, коротышка заметил инструкцию, которая гласила: «Звонить три раза в день – на завтрак, на обед и на ужин». Коротышка озорно улыбнулся и потянулся к колоколу, но, видимо, передумал звонить в него, так как побежал к ближайшему домику. Достав из кармана кусочек уголька, беззвучно трясясь от смеха, он потянулся к табличке, на которой было написано «Пончик» и, зачеркнув неизвестное ему имя, написал – «Котлеткин». То же он проделал и с другими табличками. Теперь вместо «Сиропчик» было написано «Уксус», вместо «Конфетка» — «Салфетка», вместо «Пряник» — «Веник», и тому подобное, а улица вместо «Вкусная» называлась «Кислая». После этого коротышка вернулся к беседке и, напустив на себя серьёзный вид, стал что есть силы лупить в колокол и противным голосом верещать: «Завтрак!.. Завтрак!..» Сонные коротышки стали выкатываться из домиков. Первым пришёл в себя Пончик. Завидев незнакомца, Пончик закричал: — Ты чего трезвонишь в такую рань! Ты что, читать не умеешь?! Ты кто вообще такой?! — Я-то? Я – Футик. А ты, как я погляжу, Котлеткин? – невозмутимо заговорил коротышка, не переставая бить в колокол. — Какой я тебе Котлеткин? – возмутился Пончик. – И перестань трезвонить, в ушах уже звенит от тебя. — А разве не твоё имя на домике? – искренне поинтересовался Футик. — Да кто же это такую подлость совершил? – ещё больше разозлился Пончик. Тут подоспело ещё с десяток коротышек. И вдруг коротышка по имени Бублик, показав пальцем в сторону пончикова домика, зашёлся безудержным смехом: — Смотрите! Смотрите! А Пончик-то у нас и не Пончик вовсе, а Котлеткин! – Бублик упал на землю и так смеялся, что дрыгал ногами. – А Сиропчик – Уксус… Ха-ха-ха… а Пряник-то Пряник… Ха-ха-ха… Веник! — Да кто же это набезобразничал? – продолжал возмущаться Пончик. — Уж не ты ли? – и подозрительно посмотрел на Футика. Но Футик невинно улыбался и пожимал плечами. Тем временем Бублик не унимался: — Конфетка – Салфетка… Ха-ха-ха… Сахарок… Теперь… Ха-ха-ха Сухарик… Тут всегда спокойный Сиропчик не выдержал и ехидно заметил: — Да ты на свой домик погляди! Какой же ты Бублик? Ты теперь – Дырка. — Ага, Дырка! Ха-ха-ха… От Бублика… — поддержал Сиропчика Пончик. Бублик вскочил на ноги и хотел было броситься на Сиропчика, но Сиропчик и Пончик вдвоём уж больно сами грозно выглядели. Тогда Бублик заметил Футика, который уже зычно смеялся над тем, что ему удалось рассмешить коротышек. Не долго думая, Бублик схватил за шиворот незнакомца и заорал: — Это всё он! У него все руки измазаны углём! Коротышки немедленно набросились на незваного гостя. Но тот оказался не только мелким, но и на редкость проворным. Выскользнув из своего костюмчика, Футик в одних трусах бросился в ближайшие травяные заросли и, к всеобщему разочарованию, растворился… С тех пор, как земные коротышки побывали на Луне, многое на Земле изменилось. Во-первых, в городах появилось множество ухоженных уютных домиков. Их стало столько, что они перестали помещаться на улицах. Поэтому в городах появились новые улицы с диковинными названиями: Вкусная улица, на которой проживали Пончик, Сиропчик и другие коротышки, улица Космическая – здесь поселились Знайка, Фуксия и Селёдочка, Клёпка и Вольтик, Винтик и Шпунтик, а чуть позже туда же переехал и Незнайка. На бульваре Здоровья теперь жили Пилюлькин и его коллеги – доктор Укольчик и медсестра Таблеточка. Это было очень удобно, так как на этом же бульваре архитектор Вертибутылкин построил новую просторную больницу, а напротив, через дорогу от неё, находилась аптека. Таким образом, вся медицинская помощь оказалась в одном и том же районе, и не нужно было теперь бегать по всему городу, чтобы вылечиться от какой-нибудь болезни. Была ещё улица Лунная – туда переехали все кому не лень: профессор Звёздочкин, академик Стекляшкин, а также музыкант Гусля, Художники Тюбик, Кисточка и другие коротышки, которым очень нравилось такое романтическое название. Когда же коротышкам надоело выдумывать названия для новых улиц, некоторые из них и вовсе уехали в соседний город Солнечный. Первой уехала Кнопочка, так как в Солнечном у неё было много подружек, к тому же ей никак не сиделось на месте. Раньше, ещё до полёта, коротышкам, как известно, нравились большие дома, в которых они жили сообща. Теперь же они всё больше старались жить самостоятельно, каждый в своём домике. Это было связано с некоторыми преимуществами. Во-первых, один коротышка не создавал для себя столько шума и не оставлял столько мусора, сколько могли создать и оставить, например, целых десять или, тем более, шестнадцать малышей, проживающих вместе. Во-вторых, никто не мешал заниматься любимым делом и не отвлекал от размышлений. Но самое главное преимущество заключалось в том, что когда коротышкам становилось скучно, они могли запросто пойти в гости. Ведь ходить друг к дружке в гости намного приятнее, чем жить вместе. А так как почти у каждого теперь был свой отдельный домик, коротышки только то и делали, что гостили друг у друга. Иногда в гости к одному коротышке набивалось сразу десять, а то и пятнадцать коротышек одновременно. Можно себе представить, как там становилось шумно и весело! Особенно полюбили коротышки бывать у Пончика и Незнайки, так как обожали послушать всякую всячину о Луне. А уж кому-кому, а Пончику с Незнайкой было что порассказать, ведь на их долю выпало больше всех и лунных приключений, и лунных злоключений! Но поскольку гости у Незнайки и Пончика бывали слишком часто, обоим это скоро надоело, и они старались улизнуть из дому, чтобы их не застали. Поэтому оба старались вставать пораньше, чтобы опередить остальных и самим пойти в гости. Иногда для этого приходилось просыпаться затемно, быстренько одеваться, наспех умываться и поскорее бежать к кому-нибудь. Ведь стоило чуточку задержаться, как гости тут же начинали радостно ломиться в двери и барабанить в окна. В свою очередь, коротышки, которые, во что бы то ни стало, хотели попасть в гости к Незнайке или Пончику, тоже старались встать пораньше, чтобы те не успели уйти в гости к кому-нибудь другому. В связи с такими ранними вставаниями у коротышек образовалась масса свободного времени. Времени было так много, что просто некуда было его девать! Чтобы хоть как-то его заполнить, коротышки стали придумывать, чем бы им заняться. Быстрее всех сориентировался Знайка. Некоторое время он ходил по улицам города с очень умным и таинственным видом, а потом объявил, что задумал очень важное дело, но какое – долго никому не говорил. Пока коротышки терялись в догадках, что же такое задумал Знайка, часть коротышек покинули Землю и улетели вместе с новой экспедицией на Луну. Организатором и начальником этого мероприятия был, конечно, Знайка. При помощи конструкторского бюро, состоящего из Фуксии, Селёдочки, инженера Клёпки, Винтика и Шпунтика, Знайка усовершенствовал ракету и предпринял новое путешествие. Необходимость этого путешествия Знайка объяснил коротышкам очень просто: перед возвращением на Землю в прошлый раз он твёрдо пообещал прислать лунитам много семян гигантских растений, так как лунные коротышки остро в них нуждались. Ведь там, на Луне, овощи и фрукты были крошечными, и поэтому, чтобы вырастить их и собрать урожай, нужно было немало потрудиться. Поскольку на Луне трудиться приходилось только бедным коротышкам, в то время как богатые луниты только и делали, что развлекались да заседали, решая свои вопросы, как бы заработать побольше денег, то бедным коротышкам приходилось очень много работать, чтобы прокормиться самим и обеспечить едой своих богатых собратьев. Вместе со Знайкой, Фуксией, Селёдочкой, Клёпкой, Винтиком и Шпунтиком улетели ещё некоторые коротышки. Среди них были астроном Стекляшкин и профессор Звёздочкин, которые хотели изучить Луну поподробней и провести межпланетный симпозиум с тамошними учеными; доктор Пилюлькин, так как во время космического путешествия кто-то мог неожиданно заболеть; Художник Тюбик и музыкант Гусля, так как они хотели поближе познакомиться с искусством лунитов; архитектор Вертибутылкин, чтобы подучиться кое-чему у тамошних архитекторов, а также Молчун, Ворчун и закадычный друг Незнайки Гунька, которых взяли, в основном, для перетаскивания багажа. Ведь гигантских семян было много, и, как вы догадались, погрузить и выгрузить их из корабля было делом нелёгким. Конечно, на Луну в этот раз смогли полететь исключительно дисциплинированные коротышки. Поэтому Незнайку с Пончиком в полёт опять не взяли, ведь оба не только набедокурили в прошлый раз, нечаянно угнав ракету, но и доставили немало хлопот и волнений всему экипажу, особенно на обратном пути. Пончик страшно обиделся, но, повозмущавшись некоторое время, успокоился и решил, что ему и на Земле неплохо. Во-первых, много еды, во-вторых, нет никаких полицейских и бродяг, при одном воспоминании о которых он весь покрывался испариной и у него даже немного портилось настроение. Незнайке тоже было не по себе оттого, что его не пригласили, однако в спор он ввязываться не стал. «Подумаешь, цацы какие!» — подумал он про себя по привычке, но вслух ничего не сказал, потому что в глубине души лететь на Луну ему не очень-то и хотелось. Единственное, что удручало Незнайку, так это то, что рядом с ним не было верного друга Гуньки, а без него он сильно скучал. Вскоре с Незнайкой приключилась вот какая история. Как-то раз поделился он с Кнопочкой воспоминаниями о своих лунных приключениях. Конечно, кое-что он, по обыкновению, прихвастнул, но когда Кнопочка прямо сказала ему: — Что-то ты мне, Незнайка, голову заморочил совсем. Это ж сплошные враки! Придумал слова какие-то непонятные – деньги, сантики, ерунда какая-то сплошная! — Как, ты мне не веришь? Да если хочешь знать, на Луне без денег, без этих самых сантиков и фертингов тебе никто не то что покушать, а и стакана воды не даст! — Ну ты и выдумщик, — насмешливо сказала Кнопочка. – Это где же видано, чтобы коротышка коротышке в стакане воды отказывал? А еды – так вон же, сколько её, выходи к любому кусту и ешь сколько влезет – и малина тебе, и клубника! Ешь – не хочу. Незнайка сначала разобиделся, а потом для пущей убедительности предъявил Кнопочке монету в один сантик, заявив при этом, что это настоящие лунные деньги. Однако что такое деньги и зачем они вообще, он объяснить так и не смог. Как ни доказывал Незнайка, что без этих кругленьких штучек, без сантиков, на Луне тебе никто даже поесть не даст, Кнопочка не могла поверить в существование таких непонятных вещей, как деньги. В конце концов она совершенно запуталась в сомнениях, случились ли эти приключения на самом деле или Незнайке всё это только приснилось. Несчастный Незнайка расстроился до слёз, но потом его осенило: уж кто-кто, а Пончик-то прекрасно знал, что такое денежки, поскольку на Луне ему пришлось пережить много всяких приключений и даже чуть-чуть побыть в роли лунного богача. Он быстренько помчался к Пончику за разъяснениями, но не тут-то было… Пончик как услышал, в чем дело, так прямо с порога и заявил ему: — Как хочешь, Незнайка, но за «так» я тебе ничего объяснять не собираюсь. Нечего ко мне задаром обращаться. Вот тебе и весь мой сказ! У Незнайки, как на грех, не оказалось в запасе ничего такого, что понравилось бы Пончику. Так и ушел Незнайка ни с чем. Но с тех он пор стал каким-то задумчивым, а потом и вовсе куда-то подевался. А тем временем Футик, который так напугал, насмешил, а потом рассердил коротышек на Вкусной улице, болтался вокруг Цветочного города без дела. Оставшись в одних трусах и ботинках, он не унывал. «Фу-ты ну-ты, палки гнуты… Остался без штанов и куртки. Как же я домой-то попаду? Ни лодки тебе, ни вёсел. А была бы лодка – ну и что? Река-то течёт всё время вниз и вниз, а чтобы домой попасть – вверх надо! А, будь что будет! Так даже интереснее…» — беспечно размышлял он. И в самом деле, зачем расстраиваться, если всё равно делать нечего? А если не переживать попусту, авось, как-то и сложится всё. Днём он загорал на берегу реки, бездельничал, лакомился земляникой, малиной и другими ягодами, которых здесь было великое множество, а ночью прятался в шалаше у корней огромного дуба, который рос неподалёку от швейной фабрики. Шалаш Футик построил сам, хотя ему и пришлось немало потрудиться. Он получился удобный и мягкий. «Главное – не холодно! Красота!» — думал Футик, лёжа в шалаше в одних трусах и утопая в мягкой перине из тополиного пуха. Он воображал себя путешественником, который не знает даже, куда его жизнь занесёт завтра. О том, как он будет добираться домой в таком виде, Футик старался не думать. Дело в том, что Футик обожал путешествия. О них он узнавал из книжек, которые любил читать. Правда, читал Футик всё без разбора, с любого места, и никогда не запоминал от начала до конца ни одной книжки. Дело не в том, что у него была плохая память, а в том, что фрагменты книг перемешивались у него в голове и выстраивались не так, как было написано в книжках, а как попало. Бывало так, что конец одной истории перекочёвывал в другую историю, и поэтому, если бы Футик рассказал, о чём прочитал в книге, никто бы не узнал, как всё это выглядело на самом деле. Футику это доставляло огромное удовольствие. Вечерами, ложась в постель, он вспоминал кусочки из прочитанных книг, переставлял их местами, досочинял, додумывал – и в результате у него получалась каждый раз новая история, совсем не похожая на прежнюю. Футик ещё у себя дома слышал краем уха о том, что коротышки из какого-то города летали на Луну, но что-то ему в это не очень верилось. «Вот бы слетать куда-нибудь хоть разочек…» — мечтал он, но в его городке ничего подобного не происходило. «Вот так всю жизнь и проживёшь, яблочное пюре да ореховая каша, и никаких тебе приключений с опасностями…» — уныло думал он, сидя рядом со своим домом на берегу Огурцовой речки под большим орешником и пролистывая книжку за книжкой. Перечитав все книги о приключениях в своём городке, Футик окончательно скис, так как совершенно не представлял себе жизни без новых впечатлений. От такой невыносимой скуки он решил исследовать Огурцовую речку, которая находилась недалеко от его дома. Смастерив себе лодку из ореховой скорлупы, Футик сел в неё и оттолкнулся ногой от берега. Лодка поплыла по течению, и тут Футик сообразил, что забыл на берегу вёсла! «Какой же я бестолковый коротышка!» — сокрушался Футик, глядя, как мимо него проплывают зелёные речные берега. Плавать он не умел. Поэтому ему ничего не оставалось, как положиться на счастливый случай. Он развязал свой узелок, достал оттуда ржаное печенье, яблочное пюре в баночке и горшочек с кашей из тёртого грецкого ореха. «Хоть и бестолковый, зато запасливый!» — похвалил себя он, сытно поел, лёг на дно лодки и стал смотреть в небо. А лодка всё плыла и плыла, пока не настала ночь. «Интересно, куда же можно доплыть таким вот образом?» — думал Футик, рассматривая звёзды над собой. «Ах, как хочется узнать, как живут коротышки на других планетах! И как к ним можно попасть?» Ясные звёзды загадочно и холодно мерцали в вышине, подмигивали путешественнику, будто манили к себе, а потом потускнели и погасли, потому что Футик заснул. А проснувшись на рассвете, обнаружил, что лодка прибилась к берегу возле Цветочного города… А что произошло дальше – вы уже знаете…

Сойка: Глава 2. ПРАЗДНИК В ЦВЕТОЧНОМ ГОРОДЕ После того, как Пончик побывал на Луне, он очень изменился. Справедливости ради надо сказать, что посещение Луны оказало благотворное влияние на его образ жизни. И хотя богатый аппетит по-прежнему не изменял ему, Пончик, во-первых, стал очень опрятным коротышкой, во-вторых, занялся делом. Он решил посвятить себя рекламе. Теперь на его домике красовался написанный огромными буквами, таинственный для большинства коротышек, лозунг: «Реклама – двигатель торговли!» И хоть никто из жителей города толком не понимал, что это значит, но пакетами, пакетиками, кулёчками и различными обёртками Пончик снискал настоящее уважение у всего населения коротышечных городов. Ему прощали даже то, что теперь Пончик требовал называть его «респектабельным джентльменом». Хотя сам он, как не пыжился, никому толком так и не смог объяснить, кто такой «респектабельный джентльмен». Коротышкам пришлась по душе новая идея упаковывать всё, что только можно упаковать. Да и сам Пончик не пользовался ничем таким, что было бы без упаковки. Поскольку вся еда в Цветочном городе хранилась без упаковок, Пончик приносил упаковочные материалы с собой, терпеливо их упаковывал, и лишь потом отправлялся домой, основательно нагруженный съестными припасами. Раньше Пончик, как и все остальные, брал одежду в Цветочном городе, прямо со швейной фабрики. И хотя костюмчиков у него было хоть отбавляй, все они были похожи друг на друга, как и костюмчики других коротышек. Теперь он заказывал себе одежду исключительно в Солнечном городе, дотошно обсуждая всякие затейливые фасоны с тамошними портными, коротышками Напёрсточком и Иголочкой. Ещё перед вторым отправлением коротышек на Луну Пончику правдами и неправдами удалось уговорить Винтика и Шпунтика оставить ему автомобиль, а инженера Клёпку – переделать и перекрасить трофей по его, Пончика, вкусу в яркий красный цвет. И теперь Пончик почти никуда не ходил пешком, а всюду ездил на сияющем, как новенький, автомобиле. Как-то раз Пончик пришёл в гости к Напёрсточку на примерку очередного костюма. После того, как примерка состоялась, все сели пить чай. Однако Пончик себя вёл до того задумчиво, что Иголочка не выдержала и спросила: — Пончик, а Пончик, что это с тобой сегодня? Мне кажется, что тебя какая-то мысль так и гложет! — Видишь ли, — потёр Пончик лоб ладошкой, — меня недавно осенила идея. Давайте устроим что-нибудь эдакое, небывалое в Цветочном городе! — Давай! — согласился Напёрсточек, который страшно любил всякие весёлые мероприятия. – Ты только придумай что-нибудь эдакое, невероятное, а уж мы с Иголочкой поможем всё это устроить! Целую ночь в домике Пончика горел свет. Наутро он приехал к Напёрсточку и сказал: — Придумал! — и выложил на стол огромный блокнот, на котором было написано: «Праздник красоты в Цветочном городе. Развлечение для коротышек» После этого они ещё посовещались некоторое время, а спустя несколько дней вместе с коротышками Напёрсточком, Иголочкой и Кисточкой предприимчивый Пончик организовал Комитет по красоте и устроил настоящий праздник – конкурс красоты. Весь город запестрел разноцветными флажками, разрисованными воздушными шариками, этикетками, обертками и всякой всячиной, которые понапридумывал Пончик и нарисовала Кисточка. Конечно, вначале на конкурс были приглашены самые красивые местные коротышки города, но потом, прослышав об этом, принимать участие в празднике захотели и жители Солнечного города, а затем в Цветочный город понаехали представительницы из далёких Земляничного и Лесного городов. Конечно, справиться с таким количеством работы Комитету по красоте оказалось не под силу, тем более что коротышки ужасно обижались друг на друга, если оказывалось, что кто-то из них больше других понравился конкурсному жюри, которое состояло из тех же коротышек, что и Комитет. Дело дошло до слёз. А поскольку коротышек было огромное множество, то слезами оказалось залито всю кругом, и членам Комитета пришлось вычерпывать слезы вёдрами. — Нет, так дело дальше не пойдёт! – заявил Пончик и решил увеличить количество первых мест до десяти, потом до пятнадцати. Дополнительно были учреждены поощрительные призы для самых симпатичных, для самых обаятельных, для самых умненьких, для самых воспитанных коротышек. Но все эти экстренные меры оказались напрасными. В конце концов возмущённые коротышки окончательно перессорились, решили объявить собрание и общим голосованием выразить недоверие Комитету. Трое иногородних коротышек даже прокололи несколько воздушных шариков в знак протеста. Правда, против чего был этот протест, они и сами не знали, но зато шум лопающихся шаров заставил некоторых крикунов немножко поутихнуть. Чтобы праздник не был испорчен до конца, Пончик решил сам выступить на собрании, которое грозило перерасти в настоящий митинг с самыми непредсказуемыми последствиями для Пончика и Комитета. Целую ночь накануне выступления, пока за окнами домика, где размещался Комитет, стоял возмущённый шум и гам, Пончик, Кисточка, Иголочка и Напёрсточек обсуждали, как быть, а Кисточка ещё и что-то записывала на бумажке. Наутро Пончик попросил слова на собрании, и хотя большинство коротышек были изрядно сердиты на Пончика, они разрешили ему выступить, то и дело выкрикивая: «Давай-давай! Интересно, как ты нам объяснишь всю это безобразие!» Пончик вышел на сцену, вытащил бумажку из внутреннего кармашка пиджака и, поскольку сильно волновался, преувеличенно громко произнёс: — Уважаемые коротышки! Попрошу тишины! Когда, наконец, коротышки затихли, Пончик с важным видом развернул бумажку и начал читать: — В связи с тем, что призовых мест на всех не хватило, Комитет по красоте решил создать Совет по рекламе. В этот Совет войдут все члены Комитета. — Ну вот… Опять всё те же! – зашумели коротышки. Но Пончик повысил голос и напористо продолжал: — Прошу внимания! Мы предлагаем всем – всем! — коротышкам принять участие в нашей рекламной деятельности. С сегодняшнего дня у нас будет свой Дом моделей, куда мы приглашаем таких коротышек… — и тут Пончик огласил длиннющий список самых красивых коротышек, которые заняли первые места на конкурсе красоты. – Итак, вышеперечисленные коротышки будут демонстрировать новые модели одежды, а выдумывать их будет наш Совет. Мы предлагаем также переделать кое-что на нашей швейной фабрике, чтобы наладить выпуск новой красивой и модной одежды. Здесь Пончик сделал паузу, внимательно посмотрел на столпившихся вокруг коротышек, а затем продолжил: — А чтобы остальным не было обидно, мы придумали вот что. Каждый коротышка, независимо от того, в каком городе он проживает, может стать нашим рекламным агентом. — Что нужно делать, чтобы стать этим самым агентом? — сразу же заинтересовались некоторые коротышки. — Для этого достаточно всего лишь носить одежду, которая будет разработана у нас, а также пользоваться нашими упаковками, этикетками, кулёчками и всяческой рекламной продукцией. — А как мы отличим, что это именно рекламная продукция, а не какая-то другая? — спросил Болтун, которому тут же захотелось стать рекламным агентом. Пончик растерялся так, что даже глаза выпучил от неожиданности. Однако, подумав, он вдруг вспомнил, как его когда-то называли на лунный манер мистером Пончем, когда он торговал солью на Луне. Пончика даже на секунду одолели приятные воспоминания, но тут его осенило и он выпалил: — Мы назовем нашу продукцию Стиль Понч! А чтобы это было сразу видно, сделаем такие надписи на одежде, на кулёчках и всяких других предметах, которые будем рекламировать. Тут Пончик важно сложил бумажку вчетверо и засунул её обратно в кармашек. — Теперь, уважаемые агенты, нам всем нужно приступить к делу. Коротышки обрадовались, стали кричать: — Ура! Да здравствует Стиль Понч! Да здравствует реклама! А некоторые растрогались настолько, что даже стали обниматься, забыв о недавних ссорах. Наутро закипела работа. Все коротышки сбежались к швейной фабрике: одни, чтобы принести пользу общему делу, другие – чтобы поглазеть на то, что придумали коротышки во главе с Пончиком. Кисточка рисовала эскизы фирменных знаков, значков и значочков. Иголочка с Напёрсточком придумывали фасоны костюмчиков, жилеток, платьиц, юбочек и панамок. Инженер из Лесного города Вольтик копался в хитроумных швейных механизмах, а все, кому не было лень, вырезали из цветной бумаги и склеивали пакеты, пакетики, коробки и коробочки. Все трудились до позднего вечера, а на следующий день у швейной фабрики выстроилась большущая очередь, так как одежда от «Стиль Понч» уже начала поступать с конвейера в пункт раздачи. Многие коротышки занимали очередь по нескольку раз, чтобы получить как можно больше новой, необычной и яркой одежды и наконец-то стать рекламными агентами от «Стиль Понч», название которого в один момент стало известным даже в отдаленных городах. А накануне этих знаменательных событий возле швейной фабрики появился щупленький коротышка в одних трусах и ботинках. Это был Футик, который всё это время провёл в Цветочном городе. Его очень заинтересовала суматоха, царившая возле швейной фабрики до позднего вечера. «Фу-ты ну-ты! Суетятся. Снуют-снуют… Чего снуют?» — думал он, хоронясь в травяных зарослях под дубом. Сердце подсказывало ему: если в одном месте собралось столько оживлённых, радостных коротышек – это неспроста… Но разглядеть и расслышать всё как следует издалека не было никакой возможности. Дождавшись позднего часа, когда все коротышки разошлись, наконец, по домам, Футик выбрался из травы, подобрав по пути зазевавшегося светлячка, пробрался к швейной фабрике, влез на подоконник и тенью проскользнул внутрь здания. Внутри было темно. «Фу-ты… Хорошо, что я такой предусмотрительный!» — подумал Футик и поднял руку со светлячком повыше. Вокруг стояли швейные машины, платяные шкафы, на столах лежали горы недошитой одежды, на полу валялись обрезки бумаги и материи, пучки перепутанных ниток. Посреди фабрики стоял огромный контейнер, к нему была прилеплена бумажка с надписью: «САМЫЕ МОДНЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ОБРАЗЦЫ» — Экспериментальные? – почему-то обрадовался Футик и моментально залез в контейнер. — Эй, ты куда?! – закричал он оттуда, когда увидел, что светлячок выполз из его ладошки, покатился по одежде вниз и спрятался неизвестно где. Но делать было нечего. Основательно порывшись в мягкой груде, Футик на ощупь вытащил какой-то берет с помпоном, штаны, рубашку и что-то ещё, а что именно – Футик и сам не понял. Затем вылез из контейнера, пробрался к окну и выскользнул на улицу, прижимая к себе ворох одежды. Вещи, добытые Футиком, оказались ему велики, но он старался не обращать на это никакого внимания. Уж такой он был, Футик, терпеть не мог думать о неприятных вещах! — Ну, всё! Теперь и о возвращении домой можно подумать, — деловито рассуждал он, сидя в шалаше. Но в Цветочном городе вскоре стали происходить столь ужасные и удивительные события, что Футик тут же раздумал возвращаться в Ореховый город.

Сойка: Глава 3. ЗАГАДОЧНАЯ ТЕЛЕЖКА Среди всей этой чехарды на некоторое время все как-то забыли о Незнайке. Когда вспомнили, то выяснилось, что он по-прежнему не показывался в городе. Некоторые любопытные коротышки забеспокоились и стали спрашивать друг у друга: — И куда это наш Незнайка подевался? Что с ним случилось? По городу поползли различные домыслы, вымыслы и пересуды, но никто ничего толком сказать не мог. Сосед Незнайки, Болтун, как-то пустил слух, что он-де однажды видел Незнайку с какой-то загадочной тележкой, которую тот волочил за собой. Сначала ему, известное дело, никто не поверил мол, что возьмешь с Болтуна. И тогда, раздосадованный таким недоверием, Болтун решил нарочно выследить Незнайку. Ранним утром, увидев, как тот выходит из дому, вытаскивая за собой тележку, в которой, по-видимому, лежало что-то тяжёлое, бдительный Болтун разбудил всех коротышек, они повыскакивали из своих домиков и гурьбой помчались Незнайке вдогонку. Незнайка, конечно, и не слыхал ничего о новой моде. Увидев так много необычно одетых коротышек, которые к тому же вопили, как оглашенные, он не на шутку перепугался и пустился наутёк. Погоня продолжалась до тех пор, пока бедный Незнайка не добежал до Солнечного города. Но поскольку тележка была очень тяжёлой, коротышкам всё же удалось настигнуть беглеца. Пока запыхавшийся Незнайка пытался сообразить, оставаться ему на месте или же на всякий случай дать стрекача, коротышки на цыпочках сгрудились вокруг, забавно вытягивая шеи и расталкивая друг дружку локтями, чтобы рассмотреть, что находится в злополучной тележке. Незнайка, стиснутый со всех сторон, едва не задохнулся. Но когда он рассмотрел лица коротышек и понял, что здесь все свои, вот только одеты как-то непривычно, у него отлегло от сердца, и он обрадовано закричал: — Братцы! Вы чего орёте? И что это на вас за одежда такая? — Ага, ишь ты, хитренький какой, ты сперва скажи, что у тебя в тележке! И куда ты вообще пропал? И что это за секреты такие? — наперебой закричали коротышки, так что Незнайка даже растерялся, не зная, на какой из вопросов отвечать. Тут дверца соседнего домика распахнулась, и на порог вышла библиотекарь Буковка. — Ой, что это? — удивилась она не на шутку, но потом, приглядевшись к коротышкам в эдаких диковинных нарядах, строго сдвинула брови и скомандовала: — А ну-ка замолчите все! Попрошу соблюдать тишину! Сейчас же потрудитесь объяснить мне, что всё это значит? Что это на вас такое надето? И зачем это вы вырядились, словно какие-то невиданные попугаи? И отчего это вы набросились на бедного Незнайку? Коротышкам стало стыдно, что они наделали столько шума. И не смотря на то, что их прямо-таки распирало от любопытства, они притихли, потому что очень уважали Буковку за её авторитет, хоть и ходили в библиотеку не часто. Как и положено самому нетерпеливому коротышке, Болтун выпалил всё, что знал: — Незнайка пропал, а у нас новая мода, а Незнайки нет и нет, а мы рекламные агенты, а Незнайка с тележкой, а мы увидели — и за Незнайкой вдогонку, а он стрекача! А ты… — тут он посмотрел на Буковку, — а ты нас бах! и мы тут стоим и не знаем… Наконец-то у Болтуна закончился воздух в лёгких, и он сделал маленькую паузу. В это время Незнайка, на которого со всех сторон налегали коротышки, случайно опрокинул тележку. Каково же было всеобщее разочарование! В перевёрнутой тележке была, всего-навсего, целая гора обыкновенных книг. Поэтому, охваченные этим всеобщим разочарованием, коротышки, потолковав ещё некоторое время о том, что хоть и в тележке ничего такого и не оказалось, то по крайней мере, нашелся, наконец, Незнайка, успокоились и разошлись по домам. — Вот это да… — сказала Буковка, придирчиво оглядывая свой невзрачный наряд. — Что-то мы с тобой, Незнайка, всё читаем, читаем… Уже до того дочитались, что совсем отстали от жизни! А с Незнайкой на самом деле приключилось вот что. После того, как Кнопочка не поверила Незнайке, а он не смог объяснить ей, что такое сантики, Незнайка зачастил в библиотеку соседнего Солнечного города, чтобы набраться ума-разума. Причём увлёкся настолько, что пропадал в библиотеке целыми днями, а иногда засиживался с книжками до самой ночи. Видя такое необычайное рвение, Буковка и сама не знала, радоваться ей или наоборот. С одной стороны, ей было приятно, что в библиотеке объявился такой активный читатель, так как со времен отлёта Знайки на Луну читателей почти не стало. С другой стороны, из-за Незнайки Буковка не имела ни минуты свободного времени. Поэтому-то она и разрешила Незнайке брать книги домой. С тех пор Незнайка обзавёлся тележкой и каждое утро, пока жители Цветочного города ещё спали, приходил в Солнечный город к Буковке за очередной порцией книг. Вскоре коротышки заметили, что Незнайка сначала перестал здороваться, а потом и узнавать остальных коротышек. Дело дошло до того, что когда к нему кто-нибудь обращался с вопросом: «Как дела?» — он некоторое время бессмысленно таращился на собеседника, а потом чаще всего, неопределенно кивнув головой, уходил восвояси. Коротышки сначала обижались на Незнайку, возмущаясь за глаза: — Он что, издевается над нами, что ли? Но потом не на шутку встревожились, потому что Незнайка побледнел, осунулся, и у него появились круги под глазами. — Что с ним происходит, не заболел ли он? — недоумевали они. И вот однажды терпение у коротышек лопнуло, и они обратились за советом к профессору медицинских наук Укольчику. Он был теперь вместо доктора Пилюлькина. Только между Укольчиком и Пилюлькиным была огромная разница: Пилюлькин всегда прописывал больным витамины и варенья, и только в крайнем случае пилюли, рыбий жир и касторку, а профессор медицины Укольчик, едва ему только удавалось завидеть больного, сразу хватался за шприц и ну лечить несчастного коротышку! Не удивительно, что у доктора Пилюлькина всегда было пациентов хоть пруд пруди, а у профессора Укольчика ни одного. Поэтому Укольчик больше занимался наукой, чем лечением и даже написал толстенную диссертацию на тему: «Уколотерапия — медицина будущего», в то время как Пилюлькин никакой наукой не занимался, а только и делал, что лечил заболевших коротышек. Но теперь всю изменилось. С тех пор, как Пилюлькин улетел на Луну, лечиться стало гораздо труднее, потому что Укольчик никакого лечения, кроме уколов, не признавал, да ещё приговаривал: — Чем больше уколов, тем здоровее будет больной. Коротышки же до смерти боялись уколов, поэтому после отлёта Пилюлькина изо всех сил старались тренироваться и закаляться, в результате чего стали болеть все реже и реже, а потом и вовсе перестали. Посоветовавшись между собой, жители Цветочного города решили: нужно срочно спасать Незнайку от недуга! Они собрались, все вместе пошли к Незнайке и стали стучать, а потом просто колотить в двери. Когда Незнайка вышел на крыльцо, коротышки, ничего не объясняя, схватили его под руки и потащили к Укольчику. На самом деле они просто хотели его напугать огромным шприцем Укольчика, чтобы тот одумался, пришёл в себя и снова стал таким же, как прежде. Когда Укольчик увидел пациента, он так обрадовался, что на радостях готов был Незнайку расцеловать. Очень соскучился он по настоящей работе. Тем более, одного взгляда на больного было достаточно, чтобы понять, что ему срочно требуется помощь: обычно коротышки, которым предстояло пережить укол, визжали и сопротивлялись, Незнайка же покорно снял штанишки и лег на кушетку. Укольчик взял самый большой шприц и стал делать Незнайке укол. Но и это не подействовало. Казалось, бедному Незнайке было абсолютно безразлично, где он и что с ним происходит, в то время как некоторые коротышки при виде такого зрелища моментально хлопнулись в обморок. — Мда-а-а, плохи Незнайкины дела, он серьёзно болен! — заключил Укольчик и что-то написал в красивой тетрадке, на обложке которой красовалась яркая надпись: «Стиль Понч». Коротышки толпились у медицинского кабинета и всё время просовывали головы в дверь. Все ужасно переживали из-за Незнайки. Услышав, что говорит Укольчик, они чуть не заплакали и наперебой стали спрашивать: — Что же теперь делать? Почему заболел Незнайка? Чем ему можно помочь? — Судя по всему, это переутомление, — авторитетно предположил Укольчик и снова стал что-то писать. — А почему это? Как это – переутомление? — заволновались коротышки, пытаясь все разом протиснуться в дверь кабинета, так что затрещал дверной косяк. Укольчик тут же рассердился и потребовал, чтобы все немедленно отошли от кабинета, иначе ему придется прямо сейчас всем без исключения сделать профилактические прививки. Какие именно прививки, Укольчик не уточнил, но тотчас после этого в больничном коридоре воцарились тишина и порядок. — Скорее всего, Незнайка переутомился два раза: первый раз, когда вернулся на Землю после полёта, и второй раз, когда начитался книг. Поэтому я положу Незнайку в больницу и буду держать его там до полного выздоровления. А вы будете проведывать его, приносить ему побольше овощей и фруктов. И если среди вас есть настоящие друзья, то каждый день можете приходить и играть с ним в футбол на свежем воздухе! — заключил Укольчик и захлопнул тетрадку. — А книжки ему можно приносить? — поинтересовалась Буковка, протиснувшись поближе к кабинету. — Ни в коем случае! — строго заметил Укольчик. — Что-что, а вот книги Незнайке категорически противопоказаны! И Незнайка остался в больнице. Укольчик очень гордился тем, что теперь в его распоряжении есть самый настоящий пациент. Ярко-красными чернилами он написал на обложке тетрадки: «Больной №1. НЕЗНАЙКА», положил тетрадку на самое видное место в своём кабинете и каждый день по нескольку раз приходил к Незнайке делать обход. А в Цветочном городе все только делали, что без умолку судачили о непонятной незнайкиной болезни. Впрочем, лучше всех был осведомлен обо всём, что касалось Незнайки, Болтун, который вместе с Кнопочкой прямо-таки пропадал в больнице и днями напролёт играл с больным в футбол. Он рассказал, что Незнайка, оказывается, перечитал абсолютно все книги, которые только были на Земле, но поскольку книг было великое множество, а мозги у него были маленькие, как и у каждого коротышки, то вся информация не поместилась в мозгах Незнайки в своём естественном виде, а спрессовалась и стала тяжеленной, как чугун. Поэтому носить свою голову на плечах Незнайке очень тяжело, от этого-то он и переутомился. А если Болтуну кто-то не верил, он советовал сомневающимся перечитать столько же книг, сколько Незнайка, а потом попробовать таскать в мозгах эдакую тяжесть. Но коротышки, вспоминая об огромном шприце в кабинете Укольчика, предпочитали верить Болтуну на слово. Во всяком случае, желающих повторить Незнайки эксперимент не нашлось во всем Цветочном городе.

Сойка: Глава 4 СЕНСАЦИЯ В ОБЩЕСТВЕ ЛУНИСТОВ После первого полёта на Луну учёные коротышки из Цветочного, Солнечного и Земляничного городов создали Общество Лунистов. Лунисты только тем и занимались, что изучали знайкины отчеты о космическом путешествии. В Солнечном городе лунисты уже долгое время бились над изобретением цветного стереоскопического телевидения и даже построили телевышку по привезённым с Луны чертежам. Вышка получилась очень высокая и красивая, однако, несмотря на это, телевизоры почему-то упрямо показывали плоское чёрно-белое изображение. А поскольку коротышки терпеть не могли ничего чёрно-белого, а любили, наоборот, всю цветное и яркое, телестудии располагались прямо в парках, чтобы коротышки могли смотреть телепередачи в цветном стереоскопическом изображении. К тому же в таких телепередачах имелось неоспоримое преимущество: если коротышкам что-то не нравилось, они могли сразу же выразить своё возмущение, и телепередача прямо на глазах становилась намного лучше, чем раньше. В Лесном городе лунисты создали общество защиты лунных животных, которых видели, по правде сказать, только на картинках. В Цветочном городе, помимо повального увлечения «стилем Понч», коротышки теперь увлекались ещё и чтением прессы. Поэт Цветик начал выпускать газету «Цветочные ведомости» и литературный журнал «Буквоед», где, помимо разных новостей, было немало разных стихов о Луне и фантастических рассказов о космических пришельцах. И стихи, и рассказы, конечно, по-прежнему сочинял Цветик, только теперь он называл себя не только поэтом, но и Главным Редактором. И казалось, что только коротышки Земляничного города ничем таким лунным не интересовались. Каково же было всеобщее удивление, когда в «Цветочных ведомостях» появилась сенсационная заметка об экспериментах Луковки и Клубнички — коротышек из Земляничного города — над крошечными лунными растениями. Оказалось, что лунные растения отлично растут в земных условиях. И что каждый желающий может у своего дома иметь крошечный садик или огородик с диковинными фруктами или овощами. Первым, кто примчался в Земляничный город, был Пончик. Сверкая автомобилем, он лихо вкатился на Круглую площадь. Однако, когда Пончик увидел то, что происходит в Земляничном городе, то был поражен настолько, что его бросило в холодный пот, а мурашки буквально впились в его пухлое упитанное тело. От неожиданности Пончик остановился, вращая испуганными глазами, и не сразу сообразил, где находится. Кругом росли крошечные деревья, кустики, травка. «Кошмар… Это Луна!» — с ужасом подумал Пончик и потерял сознание. Клубничка положила мокрый платочек Пончику на лоб. — Он, наверное, перегрелся на солнышке, пока ехал к нам… — печально сообщила она Луковке. — Может, его так поразили наши лунные растения? — предположил Луковка. Но тут Пончик открыл глаза и неуверенно подал голос: — Где я? — В Земляничном городе, ласково заговорила Клубничка. — Я Клубничка, а это мой друг Луковка, — кивнула она в сторону Луковки. — А это? — и Пончик обвёл рукой простиравшиеся поля и сады крошечных растений. — А это лунные растения, которые мы с Луковкой смогли вырастить на Земле, — не без гордости ответила Клубничка. — А где наши, нормальные? — Все коротышки нашего города захотели иметь собственные лунные сады и огороды, — наконец вмешался в разговор Луковка. — А земные растения мы уже съели. — А в лесу? Что, тоже ничего не растёт? — А в лесу… — глаза у Луковки забегали по сторонам. — В лесу тоже почему-то пропали все нормальные растения… Наверное, что-то случилось с почвой… — А что же вы теперь едите? — не унимался Пончик. — Едим? А за едой мы ездим в Лесной, иногда в Солнечный город… — замявшись, пролепетал Луковка и почему-то покраснел. Пончик ничего не ответил и, даже не попрощавшись, побрёл к машине. Неловко плюхнувшись на сиденье, он ещё раз рассеяно оглядел окрестности. — Ой, беда… — прошептал он и опустил голову. Посидев так целую минуту, Пончик вздрогнул, нащупал кнопки управления и что есть силы ударил по главной. Машина дёрнулась и покатилась в сторону Цветочного города. Клубничка и Луковка растерянно посмотрели вслед удаляющемуся автомобилю. Пончик остановился только тогда, когда увидел гигантскую, то есть для него вполне обычную, землянику. Ещё до отправления в Земляничный город он набил багажник автомобиля красочными пакетиками для семян лунных растений. Он так радовался, что теперь коротышки будут брать семена в красивых упаковках! А ещё он хотел договориться с Клубничкой и Луковкой, чтобы они в каждый пакетик с семенами вкладывали инструкции по выращиванию крошечных лунных растений в земных условиях. И вот теперь, чуть не плача, он высыпал всё это рекламное великолепие на землю среди настоящих, таких родных земных ягод. — Ну, нет! Если я совсем раскисну, то кто же тогда будет бить тревогу? — немного погрустив, решительно сам себе заявил Пончик и, проявив незаурядную прыть, через очень небольшой промежуток времени влетел в кабинет главного редактора «Цветочных Ведомостей», как будто за ним гналась злая собака. При этом он захлопнул за собой дверь с таким грохотом, что сотрудники «Ведомостей» аж подпрыгнули за своими письменными столами. Все стали недоумённо переглядываться, даже работа остановилась: из-за закрытых дверей доносились то какие-то непонятные звуки, то взволнованный голос Пончика, то аханье Цветика. Несколько раз коротышки разобрали среди этой какофонии звуков слово «Ужас, ужас!», но после, как ни прислушивались — даже кружки к стене приставляли! — никто не смог разобрать ни слова. Утром следующего дня коротышки Цветочного города обнаружили в своей газете огромную статью, подписанную Главным редактором Цветиком. Статья называлась: «Отчего страдают коротышки на Луне?» В ней подробно описывались быт и жизнь лунитов с комментариями Пончика, который всё это видел собственными глазами. Особенно тщательно описывались тяготы лунных овощеводов, занимающихся выращиванием крошечных фруктов, ягод и овощей. Статья напомнила читателям и о том, что Знайка полетел на Луну, чтобы привезти туда семена настоящих земных растений, так как крошечных плодов на всех лунитов не хватает. А заканчивался газетный материал описанием печальной картины в Земляничном городе, где коротышки так увлеклись выращиванием лунных растений, что обыкновенных фруктов и овощей в городе и не увидишь! На следующий день Пончик проснулся поздно. После такого «расстройственного» дня, как он его сам назвал, Пончик решил подольше поваляться в постели. Но что-то мешало ему сосредоточиться на любимых раздумьях о рекламе. Покрутившись в кровати, к полудню Пончик выбрался из дому. Он вышел на улицу, огляделся вокруг. На улице не было ни души. Пончику стало как- то не по себе. Конечно, ему очень хотелось выяснить, куда все подевались, но сегодня у него совершенно не было времени. Нужно было ехать на телестудию, в самый большой парк (ведь телевизоры по-прежнему не работали, и телепередачи, как и раньше, происходили в парках, при всём честном коротышечном народе). Сегодня должны были показывать телепередачу «Утренняя позёвка», а так как было уже за полдень, то Пончику нужно было хорошенько поторопиться, чтобы успеть поучаствовать в ней. В этой телепередаче выступали самые авторитетные коротышки Цветочного города, но иногда приезжали и знаменитости из других городов. Поэтому большинство жителей города собирались вокруг телестудии, чтобы не пропустить самое интересное. Сам Пончик сегодня должен был знакомить коротышек с новейшей рекламной продукцией — ярко раскрашенными кулёчками треугольной формы для чего угодно и различными овальными коробочками для съестных припасов. Цветик в этой телепередаче сообщал о последних сенсационных новостях из жизни коротышек Цветочного и других городов. Профессор Укольчик командовал утренней зарядкой. Иголочка с Напёрсточком рассказывали о последних достижениях в области моды, а самые красивые коротышки демонстрировали новые модные фасоны, ходя взад-вперед особенной, специальной походкой, чтобы зрители могли получше рассмотреть оборочки, рюшечки и регланчики, без которых теперь и на улице-то показываться считалось неприличным. Телепередачи до того полюбились коротышкам, что каждое утро они брали с собой побольше бутербродов, пирожных, конфет и сломя голову мчались в парк, чтобы занять удобные места. Однако, к неописуемому удивлению Пончика, сегодня возле телестудии в парке было пустынно. Только двое коротышек сиротливо сидели на скамеечке. Приглядевшись получше, Пончик увидел, что это были Цветик и Укольчик. — Братцы, что случилось? Куда все подевались? — робко спросил он, но они только понуро опустили головы. — А ну-ка выкладывайте все начистоту! — уже более решительно потребовал Пончик. — Они все уехали… — удручённо вздохнул Цветик. — Почему? Куда? Зачем? — Видишь ли, — энергично размахивая руками, вероятно, по привычке командовать утренней зарядкой, заговорил Укольчик, — они, конечно, прочитали статью в газете, но наверное, поняли всю наоборот. Поэтому сегодня утром все спозаранку поехали в Земляничный город за лунными семенами. Они решили, мол, а что мы, хуже, чем другие коротышки? У них, мол, лунные растения, а у нас — обычные. — Все, абсолютно все захотели необычных растений… — упавшим голосом добавил Цветик и снова повесил голову. Пончик чуть не упал от неожиданности, но вовремя вспомнил, что на нём белые брюки и усилием воли заставил себя удержаться на ногах. — Чего ж вы сидите? Ведь надо же что-то делать! — разволновался он так, что аж стал подпрыгивать. — Ничего не поделаешь, Пончик, теперь ничего не остаётся, как дождаться их и попробовать образумить, — сказал Цветик и чуть не заплакал от нахлынувших на него чувств. Он живо представил себе ужасную картину, которую ему столько раз описывал Пончик: на огромных плантациях крошечных лунных ягод, малюсеньких арбузиков и дынек сотни бедных лунных коротышек трудятся от зари до зари, не покладая рук. А поскольку Цветик был крайне впечатлительным, то его глаза сразу же стали мокрыми от слёз. Хотя одновременно с этим он подумал и о том, что неплохо бы написать грустный рассказ о жизни какого-нибудь лунита, так как в последнее время эта тема среди коротышек стала очень популярной. Вот бы тогда все заговорили о нём: какой же всё-таки замечательный писатель этот Цветик! После этого он, извинившись перед друзьями, быстренько побежал в редакцию, чтобы успеть записать рассказ на бумагу, пока сюжет не улетучился из его головы. Укольчик тоже заспешил в свою больницу, ведь ему нужно было делать медицинский обход у Незнайки. А Пончик решил, во что бы то ни стало дождаться возвращения коротышек. Он, конечно, понимал, что отговорить их от этой затеи дело безнадежное. Но, по крайней мере, можно было предложить им упаковать семена по-человечески, чтобы всю выглядело хоть и глупо, но зато красиво. Вскоре вдалеке послышался весёлый галдёж, и на аллее парка показалась процессия пёстро одетых коротышек, которые, по всей видимости, начали возвращаться из Земляничного города. Первым к Пончику подошел Болтун: — Смотри-ка, что я привез из Земляничного города! — и, запустив руки в карманы, стал доставать оттуда малюсенькие, как песок, семена. — И я! И у меня! И мы тоже! — наперебой закричали коротышки, окружив Пончика. Тот попытался что-то сказать, но коротышки его и слушать не хотели. Пончик понял, что образумить ему никого не удастся. Он уже было повернулся к автомобилю, чтобы выгрузить оттуда привезённые с собой кулёчки и коробочки, чтобы коротышки упаковали в них семена. Но потом в его голове как будто что-то клацнуло и переключилось, да так внезапно, что Пончик застыл на месте с открытым ртом и приподнятой ногой. Насупившись, он мужественно пережил внутреннюю борьбу убеждённого рекламщика с не менее убеждённым антилунистом, и когда антилунист в нём всё же победил, сказал: — Ну, уж нет! Пусть уж лучше эти упаковки пропадут пропадом! Вот вам и весь мой сказ! С этими словами Пончик загрузился в автомобиль, в сердцах громыхнув автомобильной дверцей так, что некоторые коротышки вздрогнули от неожиданности, и уехал восвояси. Тем временем Укольчик быстрыми шагами входил к себе в больницу, потирая руки в предвкушении медицинского обхода. С тех пор, как в больнице появился настоящий больной, Укольчик настолько увлёкся лечением Незнайки, что забросил научную работу и каждый день играл в футбол с Незнайкой и Болтуном. Только Незнайка и Болтун были футболистами нападающими и вратарями, а Укольчик — судьёй и болельщиком. По этому случаю он даже раздобыл настоящий спортивный свисток, а над табличкой с надписью «Больница» собственноручно приколотил фанерный щит, где огромными разноцветными буквами было написано: «Если хочешь быть здоров — тренируйся!» Кроме того, Укольчику не терпелось рассказать Незнайке обо всем, что произошло в Цветочном городе. Он радостно распахнул двери в палату, где лежал Незнайка и оторопел: палата была пуста. Только оконная занавеска, которую развевал ветер, намекала на то, что Незнайка, наверное, вылез в окно, благополучно избежав столкновения с бдительной медсестрой Таблеточкой, которая зорко наблюдала за входной дверью. — Какая чудовищная неблагодарность! Подумать только! — возмутился Укольчик и, хлопнув дверью, тут же побежал в свой кабинет, чтобы сделать в истории болезни Незнайки соответствующую сердитую запись. Но едва он развернул тетрадку, то увидел, что на последней странице аккуратно выведено: «Братцы! Тетрадка закончилась! Я уже выздоровел! Большое спасибо. Всё. Незнайка».

Чарли Блек: Сойка пишет: Книга большая, но похоже почитать стоит. Я о ней немного упоминал вот здесь (правда, скорее в критическом ключе): http://leo-80.livejournal.com/159259.html Помимо книг Карлова и Носова-младшего, я ещё заглянул в интернет-текст сказки Л.Осеевой и П.Солодкого «Новые похождения Незнайки, Футика и других коротышек». Эту вещь я пролистал по-диагонали, и она мне не понравилась. Морально-философская платформа там есть, и стилизация под тексты Носова неплохая, но ряд недостатков перечёркивает всё. Во-первых, сюжет опять строится вокруг Луны, тем самым книга оказывается вторична; Носов в своих сюжетах не повторялся. Во-вторых, авторы решили вывернуть наизнанку итоги третьей сказки Носова, а такого рода ходы хороши только для игровых фанфиков, но не для книг, всерьёз претендующих на роль сиквела к канону. В-третьих, сами положительные персонажи с какого-то момента претерпевают отвратительную метаморфозу: Незнайкин друг Гунька, попав на Луну, становится «господином Гунявым»; Знайка и доктор Пилюлькин, вкусив власти, превращаются соответственно в тирана и в начальника чуть-ли-не-концлагеря. Всё это, правда, без зверств, и к тому же в конце все злодеи, как водится, перевоспитываются, но для меня очевидно, что Носов такого никогда бы не написал. (Кстати, финал повести явно заимствован из Волковского «Огненного бога Марранов».)

саль: Если в конце все перевоспитываются, то это уже плохо.

Сачок: Насколько я понимаю, эта повесть и предлагается как фанфик. Никто не рассматривает ее, как реальное продолжение трилогии Носова. Так же, как карловский Остров Голубой Звезды или Путешествие в Каменный город. Мне импонирует неплохой слог и отсутствие сальностей. Нет ничего проще, как изобразить, например, Знайку алкоголиком, извращенцем или маньяком. Только зачем?

Сойка: Мне тут подумалось, что можно и ещё добавить. Чтобы вышла как бы первая часть книги. А то ни то, ни сё. А если что не так, прощения просим Глава 5. ЛУННЫЙ БУМ В КОРОТЫШЕЧНОЙ СТРАНЕ Как ни старались Пончик и Цветик образумить коротышек Цветочного города, лунные фрукты и овощи бурно разрастались в миниатюрных садах и огородах. Больше всех радовались коротышки из общества лунистов. они носились по городу как угорелые и торжествующе задавали всем встречающимся один и тот же вопрос: – Ну, что мы вам говорили? – при этом они смешно щурились и плотно сжимали аленькие губки. Что имели в виду лунисты, толком никто не понимал, но все в ответ на это улыбались и согласно кивали головами. И только Пончик, как-то наткнувшись на колонну лунистов, скептически пробурчал: – Всё умничаете. Ну-ну, умники. Допрыгаетесь вы со своей лунной лихорадкой! Вскоре и другие города вовсю увлеклись лунными растениями. Все только и говорили о том, у кого какие растения и как лучше их выращивать. Кроме того, коротышки повадились в библиотеку, где буквально расхватали книжки, написанные Земляничкой и Луковкой. Они назывались: «Как вырастить лунный огород на Земле», «Лунное садоводство» и «Лунное овощеводство». А когда этих книг на всех не хватило, Буковка нашла ещё одну, которая была написана ещё раньше Фуксией: «Виды лунных растений». И хоть книга и была перегружена очень научным языком, коротышки всё равно толпились за ней в очереди у библиотеки и громко спорили между собой, кому раньше она достанется. А когда шум стал просто-таки невыносимым, Буковка вышла из библиотечного домика и сказала: «Если вы сейчас же не перестанете шуметь и спорить, я не буду выдавать вам книги! Только дисциплинированные коротышки достойны быть читателями книг о лунных растениях!» После такого серьёзного аргумента все утихли. Впрочем, вскоре для любителей всего лунного нашлось ещё одно занятие. Дело в том, что в парках Солнечного, Цветочного и даже Лесного города была открыта новая телепередача «Лунная жизнь», где всячески расхваливались лунные растения. После её появления даже «Утренняя позёвка» перестала привлекать зрителей. Конечно, никто из коротышек не понимал, что означает название свежевыдуманной передачи, но все были согласны с тем, что звучало это необыкновенно красиво. В телепередаче участвовали коротышки из разных городов. Они всё время переезжали с места на место, чтобы телепередачу могли посмотреть во всех городах по очереди. Вместе с участниками телепередачи из одного города в другой перемещались и телезрители. Самыми главными её участниками стали Таблеточка и Сиропчик. Таблеточка вела рубрику «Будь здоров!», где рассказывала коротышкам о том, что лунные фрукты и овощи гораздо лучше обыкновенных, потому что в них намного больше витаминов и всяких полезных веществ, а ещё рекламировала новые пилюли из лунных растений. Теперь ей уже было неинтересно работать медсестрой в больнице Укольчика. она стала известным аптекарем, и называла себя малопонятным словом «фармацевт». Когда кто-нибудь спрашивал у неё, что это такое, Таблеточка терпеливо объясняла, что фармацевт – это коротышка, который умеет готовить и смешивать между собой разные лечебные порошочки и микстуры, чтобы из них делать пилюли. Пилюли, говорила она, помогают больным коротышкам выздороветь. Всю свободное время она посвящала чтению рецептов Пилюлькина и приготовлению растительных лекарств. Нечего и говорить, какой популярностью пользовались новые лекарства у коротышек! Теперь все только и делали, что глотали полезные пилюли, зато к доктору Укольчику больше никто не ходил. Сиропчик вёл рубрику, которая называлась «Зверского аппетита!». Он предлагал рецепты различных салатов, компотов, варений и коктейлей из лунных фруктов и овощей, и даже готовил к изданию собственную книгу на эту тему. Третью рубрику – «Лунные грёзы» – вёл известный певец из Солнечного города Голосок. Он исполнял стихи и песни собственного сочинения, а недавно спел новый шлягер, который сразу же стали напевать все, кому не лень: «Ты врала так долго мне, Что еды нет на Луне, А она вкусней вдвойне, Не люблю тебя я, нет! Дай мне овощ, дай мне фрукт, Дай любой с Луны продукт, Всё тогда тебе прощу, Может, даже угощу!» После появления песни Голоска на телепередаче терпение участников «Утренней позёвки» окончательно лопнуло. Уже которую неделю Цветик, Укольчик, Иголочка, Напёрсточек и Пончик проводили свою телепередачу почти без зрителей. Конечно, они старались не унывать, и чтобы не было так обидно, умудрялись быть зрителями и участниками одновременно: пока кто-то один из них выступал, остальные слушали, а потом хлопали в ладоши, чтобы приободрить друг друга. Посоветовавшись между собой, они решили, что Цветик должен опубликовать в газете коллективную статью под названием «Лунный синдром», где они изо всех сил ругали и песню, и Голоска, и лунные растения, и лунистов, а также всех коротышек, которые чрезмерно увлеклись всем лунным. Однако ни увещевания Пончика, ни Цветочные ведомости не могли остановить лунный бум в коротышечных городах. А тем временем настоящие большие фрукты и овощи становились редкостью. И вот однажды…

Сойка: Глава 6. ЛУННЫЙ СКАНДАЛ В ЦВЕТОЧНОМ ГОРОДЕ И вот однажды Пончик услышал под окном своего домика какую-то подозрительную возню. Была глубокая ночь. Пончик взял фонарик и тихонько выскользнул во двор. Возле огромной земляники происходила странная потасовка. Потом раздался приглушенный писк: – У-у-уй! Как больно! Ты чего щиплешься? – Врёшь, не возьмёшь! – А вот и отниму! – Отдай, кому говорю, а то хуже будет! – Ой-ёй-ёй! Так ты ещё и кусаться! Кто-то завизжал, потом зашипел, и послышался глухой звук, как будто что-то свалилось на землю. – Ай! Это кто ещё тут? – похолодев от страха, взвизгнул Пончик и дрожащими руками включил фонарик. – Это я, – послышался сдавленный голосок, и из-за огромной земляники высунулась чья-то очень знакомая Пончику взъерошенная макушка. – Ой… – тоненько захныкало что-то в траве, и прямо у ног Пончика вынырнула ещё одна макушка, тоже знакомая. Пончик наклонился, и в тусклом свете фонарика возникло поцарапанное лицо Болтуна, а затем луч света выхватил из темноты ещё одну перекошенную раскрасневшуюся физиономию, в которой и Пончик, и Болтун с удивлением узнали Сиропчика. – Ну и ну! – присвистнул Болтун. – Так это с тобой мы тут всё это время друг друга тузили? – Со мной… – краснея ещё гуще, прошептал Сиропчик и втянул голову в плечи так, что стал похож на маленькую виноватую черепашку. – А как это вы тут оказались, интересно? И что это вы тут делали? – полюбопытствовал Пончик, едва оправившись от испуга. Сиропчик потупился и стал внимательно рассматривать свои ботинки, а Болтун промямлил: – А мы тут гуляли-гуляли и – бац! Столкнулись. В темноте, нечаянно. – Ага, точно! – подтвердил Сиропчик. – Мы так сильно столкнулись, что надавали друг другу во-о-от таких тумаков! – Ну-ка, постойте… – Пончик вдруг заметил, что земляника, растущая прямо у него под окном, треснула посередине, как будто её с силой растаскивали в стороны. – А что это вы сотворили с моей земляникой, а? – увидев такое безобразие, возмутился Пончик. – А с чего ты взял, что это твоя личная земляника? – огрызнулся Болтун, однако уши у него стали пунцовыми. – У нас ведь всё общее… – робко поддержал его Сиропчик, и его круглые глазки забегали по сторонам. – Общее-то оно общее, только растёт-то это самое общее возле моего дома, а не возле вашего! – Так возле наших домов такие уж и не растут вовсе! – в один голос возразили провинившиеся коротышки. – Постойте-ка! – хлопнул себя по лбу Пончик, Выходит, вы её украсть хотели? – А как это – украсть? – изумились они. – Украсть, это значит… это значит… присвоить себе чужое, – тут Пончик запнулся. – Или общее… И тут Пончику вдруг стало грустно до слёз. Он опять вспомнил о своих лунных злоключениях. От этих ужасных воспоминаний Пончик совсем расстроился и размяк. – Братцы! Так вы это… кушать, что ли, хотите? Болтун с Сиропчиком совершенно сконфузились и сокрушённо закивали. – Ну ладно. Идёмте-ка ко мне, поедим ватрушек с печеньицем, выспимся, а потом уже будем разбираться, что к чему. Только учтите: я вас сегодня никуда не отпущу. А уж завтра… Наутро Пончик, взяв под руки незадачливых похитителей, вывел их из дому и усадил в машину. – Поедемте-ка на телепередачу «Лунная жизнь». Там сейчас все коротышки, небось, собрались. Расскажете всё, как было, при всём честном народе. А не расскажете, так я сам расскажу, а то вы окончательно превратитесь в воришек. Вот и весь мой сказ! Пока Пончик возился с автомобилем, который почему-то не хотел заводиться, Сиропчик с Болтуном сидели грустные. Очень уж им стыдно было признаваться коротышкам, что случилось минувшей ночью. Болтун думал о том, что если бы не Сиропчик, то и позора никакого бы не было. А Сиропчик во всем винил Болтуна. – И чего тебя понесло именно в этот огород! Мало других, что ли? – сердито спросил Болтун. – Можно подумать, что тебя понесло именно в какой-нибудь другой огород! – съязвил Сиропчик. После этого оба надулись, как мышь на крупу и принялись втихаря щипать друг друга. Заметив, что они ссорятся, Пончик нахмурил брови: – А ну-ка помиритесь немедленно! Не хватало ещё, чтобы вы на студийной площадке подрались! Коротышки, насупившись, протянули друг дружке мизинчики и, отвернувшись в разные стороны, под диктовку Пончика уныло повторили: «Мирись, мирись и больше не дерись…» – Всё! Хватит мириться, – остановил их Пончик. – А то, пока вы тут мириться будете, телепередача «Лунная жизнь» закончится! Машина тронулась с места и понеслась в направлении парка. Вокруг студийной площадки царило веселье. Все ждали начала телепередачи. – Да здравствует Лунная жизнь! – кричали одни. – Давай, начинай скорее! – сгорали от нетерпения другие. А третьи устроили дискотеку. Они прыгали, тряслись, танцевали и на все лады распевали знаменитый шлягер Голоска: «Ты врала так долго мне…» Не успел Голосок и рот открыть, чтобы объявить о начале передачи, как послышался рёв автомобиля и душераздирающий звук тормозов. Машина остановилась, как вкопанная, прямо перед площадкой и из неё выкатился Пончик, выкрикивая: – Внимание! Спокойствие! Прошу внимания! Тишина в зале! Важное сообщение! Пока Голосок соображал, что к чему, Пончик взгромоздился на сцену и, отобрав микрофон у Голоска, провозгласил: – Итак, уважаемые телезрители, сегодняшняя телепередача будет не совсем обычной. Сейчас Сиропчик и Болтун сделают чистосердечное признание. Коротышки захлопали в ладоши, а Сиропчик и Болтун понуро вышли из машины и, красные как раки, взобрались на сцену. – Слово предоставляется Сиропчику! – сказал Пончик и сунул ему микрофон под нос. Коротышки опять захлопали. Собравшись с силами, Сиропчик промямлил: – Братцы… Простите нас. Мы виноваты. Дело в том… Дело в том, что мы, то есть я и Болтун… Мы с Болтуном… – и тут Сиропчик совсем сник и горько-горько расплакался. Видя, как размазывает Сиропчик слёзы по лицу, Пончик объявил: – Поскольку у Сиропчика в данный момент глаза на мокром месте, слово передаются Болтуну! – и решительно вручил ему микрофон. Болтун повертел его в руках, кашлянул, зачем-то его понюхал, помолчал и, наконец, произнёс: – Братцы! В общем… Что тут говорить, тут такое дело… Мы с Сиропчиком совершили очень плохой поступок. Мы хотели украсть, то есть присвоить, пончикову, то есть общую, землянику. – А как это украсть? А зачем присвоить? – наперебой загалдели коротышки. Болтун опустил голову и прошептал: – Мы не хотели, но так кушать хотелось, ну просто мочи не было терпеть! Тут Голосок, воспользовавшись паузой, вырвал микрофон у Болтуна, и выпалил: – Стыд! Позор! А теперь все вместе! Коротышки тут же хором дружно проскандировали: «Стыд-по-зор! Cтыд-по-зор!», однако как-то уж очень вяло и неуверенно. Тогда Голосок сказал: – Поблагодарим наших гостей за выступление, то есть за важное сообщение, и поздравим их, потому что чистосердечное признание это геройский поступок! А мы продолжаем нашу передачу. Оставайтесь с нами! – Ну не-е-ет! Мы тоже хотим совершить геройский поступок! Мы тоже хотим сделать чистосердечное признание! – послышались взволнованные голоса, и коротышки, расталкивая друг друга, стали карабкаться на сцену. Голосок совсем растерялся и, не дожидаясь, пока у него кто-нибудь отнимет микрофон, с виноватым видом быстренько добавил: – В таком случае и я хочу признаться! Я тоже… это… присваивал себе овощи из палисадника Буковки! После этого начался такой шум, гам и неразбериха, что Пончик заткнул уши и что есть силы воскликнул: – Прекратите безобразие! Как вам не стыдно! – А разве мы виноваты в том, что кушать хочется, а на всех еды не хватает? Мы почти голодаем! – разнервничались коротышки. – А кто виноват? Кто засадил всю вокруг лунными растениями? И что же вы думаете делать? И дальше друг у друга карликовые морковки да арбузы таскать? Вот до чего нас всех довел ваш хвалёный лунизм! – Правильно! Это всё лунисты! Это всё ваша «Лунная жизнь»! Закрыть надо эту вредную передачу! – закричали коротышки, перебивая друг друга. – Братцы! – попытался перекричать всех Болтун. – Послушайте! Да ведь это космонавты во всём виноваты! Вот пусть теперь и думают, что делать! - – Правильно! Это всё космонавты! Конечно, лунные семена привезли, а сами опять на свою Луну улетели! Теперь ищи-свищи их! – Так не все же улетели! – опять подал голос Болтун. – Некоторые же ведь остались! Вот Пончик, например! – А ещё Кубик, архитектор из Солнечного города! А ещё Незнайка! – стали вспоминать коротышки. – Незнайка? Вот уж у кого следует хорошенько спросить, откуда все эти неприятности на наши головы свалились! А ведь точно, Незнайка он и есть главный виновник и шалопай! Помните, кто угнал ракету? Точно, Незнайка! – обрадовался Голосок и тут же предложил: – Давайте завтра вызовем его на нашу телепередачу, и пусть держит ответ, как нам быть! Вот пусть Пончик и разыщет его, а если не найдёт, придётся ему самому предоставить нам всем объяснения, как мы докатились до жизни такой. На этом разрешите телепередачу закончить, до свиданья, до новых встреч, друзья! С этими словами он улыбнулся во весь рот, проворно смотал провода и спрятал микрофон в карман. А поскольку без микрофона выступать в таком галдёже было бесполезно, телезрители постепенно успокоились и пошли по домам. И только Пончик поехал разыскивать Незнайку и Кубика, потому что ему не очень-то хотелось отдуваться на телепередаче одному. Пока в Цветочном городе происходил лунный скандал, Незнайка был в Солнечном городе, у своей приятельницы Кнопочки. Вообще-то он просто зашёл её проведать, а если совсем честно – то спрятаться, чтобы ему не попало от Укольчика и других коротышек за то, что он самовольно сбежал из больницы. Но когда Кнопочка увидела Незнайку, то так обрадовалась его выздоровлению, что решила оставить его погостить подольше. Она приносила ему книжки, по которым Незнайка соскучился, сообщала ему городские новости, а Незнайка в ответ рассказывал ей всякие удивительные истории, о которых прочёл в книжках и помогал ей ухаживать за лунными растениями. Несколько раз он попытался было рассказать о том, что узнал за это время из толстых и, на первый взгляд, слишком учёных книг. Например, о том, что такое деньги, что такое торговля и обо всех прочих непонятностях и премудростях, которые он воочию видел на Луне, но Кнопочка и слушать ничего не хотела, потому что на Земле всю было устроено иначе. А всё, чего Кнопочка представить себе не могла, для неё казалось сплошной незнайкиной выдумкой. Незнайка же про себя решил, что дружба важнее и больше этих вопросов не касался. Так и загостился он, пока однажды Кнопочка не прибежала домой, волоча за собой Торопыжку, встревоженная и даже чуть-чуть сердитая. – А ну-ка, признавайся немедленно, что ты натворил! – закричала она с порога. Незнайка выпучил глаза от неожиданности. – Когда бы я успел что-то натворить, если я всё время сижу тут? – А ты вообще-то знаешь, что о тебе говорили в сегодняшней телепередаче? – Вот те на! И что же такого особенного обо мне говорили? – А вот послушай, что о тебе нормальные коротышки говорят! Тут в разговор включился Торопыжка. Он набрал в лёгкие побольше воздуха, и изо рта у него посыпалась такая скороговорка, что Незнайка не поспевал соображать, что в его рассказе главное, а что не очень. – А то и говорили, что, мол, и шалопай ты, понимаешь, и ракету ты угнал, и что из-за того, что ты летал на Луну, теперь коротышкам кушать стало нечего, они теперь совсем голодные и несчастные, потому что нормальные овощей теперь днём с огнём не сыщешь, а ещё из-за того, что Сиропчик с Болтуном подрались в огороде у Пончика, так как хотели украсть землянику, а Пончик приволок их за это на «Лунную жизнь» для чистосердечного признания, а Голосок сказал, что это, мол, очень геройский поступок, а потом все подряд стали совершать этот самый геройский поступок, кошмар какой-то, всё перепуталось, все стали кричать и ссориться, а Голосок теперь требует, чтобы ты перед всеми коротышками держал ответ за всю это ужасное безобразие! Уф! Вот какой ужас творится! Торопыжка перевёл дыхание, и они вместе с Кнопочкой выжидательно уставились на оторопевшего Незнайку. – Ну что? Понятно? – спросила, наконец, Кнопочка. – Ага, ничего не понятно, – утвердительно качнул головой Незнайка. – Вот пойдёшь завтра на телепередачу и объяснишь там при всех, что тебе понятно, а что непонятно! – окончательно рассердилась Кнопочка. – А вот и пойду! – обиделся Незнайка, схватил свою шляпу и был таков. Рассерженный и расстроенный, шёл Незнайка по дороге в Цветочный город. И едва только он начал приходить в себя после очередной ссоры с Кнопочкой, как увидел, что навстречу ему несётся большой, красивый красный автомобиль. Это был, конечно, Пончик. – Привет, дружище! – вне себя от радости закричал Пончик. – Я уже и не надеялся, что найду тебя сегодня! Садись скорее в машину, поехали к Кубику, а всё остальное я тебе расскажу по дороге. И, не дав Незнайке ни секунды на размышление, Пончик втащил его в машину и предусмотрительно захлопнул дверцу покрепче. – Вот так история! – почесал затылок Незнайка, когда Пончик выложил ему все новости. – Только вот никак не могу понять: мы-то в чём виноваты? – Да ведь не в этом дело! Не время сейчас думать о том, кто прав, а кто виноват, – резонно заметил Пончик. – Тут надо хорошенько помозговать, как быть, чтобы не помереть с голоду! Давай-ка сделаем вот что: посоветуемся с Кубиком, как быть дальше. Тем более, что кроме нас с тобой, Кубика тоже вызвали на телепередачу ответ перед коротышками держать. Только он об этом, наверное, ещё не знает. И приятели поехали обратно в Солнечный город к Кубику.

Сойка: Глава 7. ГЛОБАЛЬНАЯ КАТАСТРОФА Всю ночь напролёт Кубик, Незнайка и Пончик обсуждали, как найти выход из положения. На рассвете центральный парк Цветочного города заполнился тысячами коротышек изо всех известных нам городов. На телевизионной площадке были установлены три кресла для космонавтов. Больше всего волновался Голосок. Конечно, известный певец был абсолютно уверен в том, что именно он главный организатор предстоящего действа. И так, и эдак пытался он командовать взволнованными коротышками, которые устроили невообразимую суматоху вокруг наспех сделанных подмостков. Но когда появились наши герои – Незнайка, Пончик и Кубик, коротышки так разволновались, что совсем перестали слушать команды Голоска. – Спокойствие! Соблюдайте спокойствие! Не толпитесь у площадки! Не загораживайте освещение! – надрывался Голосок, но никто его не слушал. А когда он раскричался так, что не услышать его, несмотря на царящую многоголосицу, стало невозможно, коротышки просто схватили его за руки и ноги и силком оттащили от подмостков. Чем больше упирался Голосок, чем больше брыкался и верещал, проявляя особые музыкальные способности, тем дальше от центра событий он оказывался. В конце концов, его выпихнули из толпы, и сколько он не толкался локтями, пытаясь вернуться обратно, ему так и не удалось пробраться на площадку. Устроившись поудобней, первым заговорил Кубик. Голос его звучал трагически: – Друзья, с нами случилось большое несчастье. Мы погубили почти все наши земные растения, а лунные слишком малы для того, чтобы их хватило на всех… На этом речь Кубика была прервана печальными возгласами и плачем жутко расстроившихся коротышек. Они причитали, перебивая друг друга: – Мы все погибнем!.. – Это настоящая катастрофа! – Что же делать? – Во всем виноваты лунисты!.. Кубик попытался было утихомирить слушателей, но они завыли и зарыдали ещё громче. Пончик, не выдержавший этого бестолкового шума, вскочил и что есть силы крикнул: – А ну-ка прекратите это безобразие, мямли! Как вам не стыдно? Вот сейчас бросим всё и уйдём куда глаза глядят. Будете целоваться со своими лунными растениями и поливать их своими глупыми слезами! Коротышки испугались ещё больше, но приутихли. – Теперь, всё-таки, давайте думать, как нам выйти из создавшегося положения, – продолжал Кубик. – Братцы! Я думаю, что если лунных растений стало так много, что земных почти не осталось, надо разыскать оставшиеся гигантские растения, дождаться семян, снова засеять ими Землю, и дело с концом! – предложил Незнайка. – Правильно! Молодец, Незнайка! послышались одобрительные возгласы. Но тут в толпе телезрителей произошло какое-то замешательство, и к площадке, расталкивая всех локтями, продрался Луковка. Лицо у него было несчастным. – Дело в том, что мы с Земляничкой уже думали об этом, но из всех известных нам городов сохранилось только одно гигантское растение – земляника возле домика Пончика в вашем городе. А вчера на телепередаче мы узнали, что и оно никуда не годится, так как Болтун с Сиропчиком серьёзно повредили землянику, теперь её осталось только доесть… Вокруг площадки сразу стало тихо. – Вот те на! – протянул Незнайка. – Вы что ж наделали, братцы? Коротышки только понурили головы. – Что ж, делать нечего, придётся питаться тем, что есть, – почесал затылок Пончик. – Так ведь на всех лунных овощей и фруктов не напасёшься! – начал было оправдываться Сиропчик, но на него сразу зашикали. – На Луне-то живут как-то, чем же мы хуже лунитов? Проживём уж как-нибудь! На том и порешили. Но уже через несколько недель стало ясно, что всё не так-то просто. Овощей и фруктов катастрофически не хватало. Дело дошло до того, что коротышки решили охранять свои садики и огородики по ночам друг от друга. А поскольку в связи с этим они перестали высыпаться, большинство из них стали раздражительными и подозрительными. Всё реже стали они интересоваться книгами и телевизионными программами. Парк с такими замечательными, красиво выстроенными площадками и телевышкой, опустел. В редакции Цветочных ведомостей тоже стало потише, поменьше народу, сотрудники не являлись неделями, пока, наконец, в редакции не остался только Главный редактор Цветик, который, не смотря ни на что, упорно продолжал сочинять новости, стихи и рассказы для своей газеты. Еды в Цветочном городе становилось всё меньше и меньше. То же, по слухам, происходило и в других городах. Среди коротышек всю чаще стали происходить ссоры. Большинство коротышек по этой причине совсем перестали здороваться друг с дружкой. Многие из них побледнели, осунулись, похудели. Видя, как стремительно ухудшается жизнь вокруг, Незнайка задумался: почему на Луне худо-бедно, да всё же хватало еды, а на Земле, судя по всему, скоро разразится настоящий голод? Думал-думал он об этом, да так и не придумал ничего, что могло бы хоть чем-то помочь коротышкам. Чтобы отвлечься от печальных мыслей, а заодно и от мыслей о еде, которые не давали спокойно спать Пончику, и поэтому он без конца терроризировал ими Незнайку, Незнайка опять стал ходить в библиотеку. А поскольку все книги, которые хранились на виду, он уже прочёл, Буковка отвела Незнайку в укромное местечко в пристройке у библиотеки и показала ему ещё один шкаф со старыми книгами, о которых, вероятно, все давным-давно забыли. - – А-а-апчхи! – чихнула Буковка, открыв скрипучую дверь поржавевшим ключом. – А-а-апчхи! – повторил за ней Незнайка и закашлялся от книжной пыли, до того старинными были эти книги. Внимательно оглядев содержимое шкафа, Незнайка увидел на самой верхней полке огромную, толстенную книгу в замшевом коричневом переплёте, на корешке которого виднелись загадочные полуистёртые золотистые буквы: «ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ» – Ого, какая солидная книженция! Ух ты, какое непонятное слово! – восхитился любопытный Незнайка и сразу же потянулся к книге. – Скукотища, наверное! – предположила Буковка. Она была хоть и начитанная, но больше любила всё понятное, простое и с цветными картинками. – Давай-ка сперва снимем её с полки, а потом уж решим, скучная она или нет, – решительно заявил Незнайка и вскарабкался по складной металлической лесенке наверх. Книга оказалась едва ли не тяжелее Незнайки, но он, кряхтя, мужественно спустился вниз, прижимая к груди свой неожиданный трофей. – Хочешь, я помогу тебе донести её до твоего дома? – сочувственно предложила Буковка, видя, как шатается бедный Незнайка под эдакой тяжестью. – Не надо, я сам! А-а-апчхи! – от всей души чихнул он напоследок и потащил драгоценную ношу домой. Уж такой он был упрямый коротышка. Глава 8. ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ Всю ночь напролёт не спал Незнайка, листая заветную книгу. Недаром он так долго и упорно читал книжки без разбора. Энциклопедический словарь оказался не просто интересной, но по-настоящему волшебной книгой, которая сама всё объясняет. Чем больше страниц разворачивалось перед ним, тем проще и яснее представлялись Незнайке вещи, которые казались сложными, запутанными и непонятными раньше. Все знания и мысли, которые перепутались и нагромоздились в полнейшем беспорядке, начали сами по себе раскладываться по полочкам, и это продолжалось до тех пор, пока в незнайкиной голове не воцарился полный порядок. Наутро Незнайка, как ужаленный, носился по улицам и неистово вопил одно единственное слово: – Экономика! Экономика! И слово звучало то торжествующе, то почти угрожающе, поэтому обеспокоенные коротышки решили на всякий случай позвать Укольчика, вообразив, что Незнайка опять начитался сверх меры. Завидев направляющуюся к нему гурьбу коротышек, во главе которой бежал встревоженный Укольчик с огромным шприцем, Незнайка пулей понёсся в центральный парк. А пока коротышки соображали, что делать, он успел проворно взобраться на телевизионную площадку, где о чём-то горячо спорили Кубик и Пончик. При виде взъерошенного и сияющего Незнайки Кубик вопросительно поднял брови вверх, а Пончик от неожиданности так и застыл с открытым на полуслове ртом. Незнайка же поднял указательный палец вверх и вдохновенно повторил: – Экономика! В это время гурьба коротышек под предводительством Укольчика добежала до площадки и стала ожесточённо протискиваться сквозь толпу телезрителей. Увидев это, Пончик закрыл рот, внимательно посмотрел на своего старого друга и обречённо произнёс: – Ну вот. Всё понятно. И на тебя кусок луны упал, дружище… – Какая-такая луна?! – рявкнул Незнайка и смешно погрозил кулаком то ли в сторону луны, то ли неизвестно в чей адрес. – А ну-ка прекрати орать! И без тебя тут шуму хоть уши затыкай! – неожиданно резко сказал Кубик Незнайке, сделав при этом ужасно сердитое лицо, насколько это было возможно такому доброму и мягкосердечному коротышке, как Кубик. К этому времени коротышки Цветочного города уже столпились вокруг сцены и с любопытством глазели на происходящее. Незнайка сгрёб в охапку головы Кубика и Пончика и стал что-то быстро шептать, едва успевая переводить дыхание. Чем дольше шептал Незнайка, тем светлее становились лица друзей. Наконец, Незнайка замолчал. Первым к недоумевающим жителям города обратился Кубик: – Дорогие мои! Мы спасены! – голос его задрожал, а глаза стали влажными, несмотря на то, что Кубик мужественно сдерживал слёзы. – Да… Незнайка превзошёл… – восхищённо развёл руками Пончик. – Превзошёл… Кого именно превзошёл Незнайка, Пончик так и не сообщил, поэтому оторопевшие коротышки тут же заголосили: – Незнаечка, скажи что-нибудь! Кого ты превзошёл? Ну Незнаечка, ну миленький, расскажи! Пришедший в себя после минутной слабости Кубик решительно заслонил смущённого таким вниманием Незнайку от наседающих коротышек и спокойным, ровным тоном заявил: – Братцы, Незнайка нашел выход из создавшегося положения. Мы с Пончиком официально заявляем, что будем поддерживать Незнайку во всех его действиях, а кто не захочет его поддерживать, пусть на глаза нам не попадается! – А что значит официально? – спросил неугомонный Болтун. Но на него так зашикали остальные, что он и забыл, о чём спрашивал. – Уж превзошёл, так превзошёл! – авторитетно подтвердил Пончик. – Никуда я не превзошёл! – наконец-то вымолвил Незнайка и стал рассказывать, до чего он додумался. А додумался он вот до чего. Нужно было безотлагательно лететь на Луну, чтобы набрать там гигантских семян, а заодно узнать, почему так долго не прилетает Знайка и его экспедиция. А пока суд да дело, Незнайка придумал, как коротышкам спасти себя самих от неминуемого голода. О том, как это сделать, он узнал из словаря, когда открыл страницу на букву «Э» и прочёл, что обозначает забавное слово «экономика». Для того, чтобы не запутаться самому и не запутать других, Незнайка предложил составить оперативный план совместных действий космонавтов и остальных коротышек. Кисточка тут же достала из письменного стола тетрадку, большими буквами написала: «ОПЕРАТИВНЫЙ ПЛАН ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО ПОЛОЖЕНИЯ», и с этого момента записывала в тетрадку всё, о чём говорили Незнайка с Пончиком и Кубиком. А когда обсуждение закончилось, Кубик развернул тетрадку и провозгласил: – Уважаемые коротышки! Мы должны обсудить наш оперативный план, так как положение, в котором мы все оказались, ужасно чрезвычайное! Поэтому нам необходимо принять чрезвычайные меры! Во-первых, мы должны обсудить кандидатуры для организации полёта, – и Кубик указал на сидящих на сцене Незнайку и Пончика. – Мы решили, что полетит наш Незнайка, так как он теперь у нас стал большим умницей и хорошо ориентируется на Луне. Полетит на Луну также и Пончик, так как, во-первых, он истинный джентльмен, а во-вторых, мы должны поделиться с лунитами нашей рекламной продукцией, ведь её за это время скопилось столько, что нам и не снилось. Надо же всё это куда-то девать! И ещё полечу я, так как… – тут Кубик смутился и покраснел, ведь от природы он был очень скромным и застенчивым коротышкой. – Так как мою кандидатуру одобрили другие кандидатуры. Если кто-то против, прошу поднять руку. Однако никто не был против, и поэтому кандидатуры стали приветливо улыбаться и кивать головами в знак согласия с коротышками. Вдруг откуда-то раздался возмущённый писк, и из толпы выскользнул Торопыжка, который тут же поднял руку вверх. – Вот те на… – растерялся Пончик. – Вот и доверяй после этого некоторым. Ты против кого? – А я вовсе и не против кого, просто я тоже хочу быть вашей кандидатурой, а то всяким некоторым можно, а мне, выходит, нельзя, я, что ли, хуже?! Возьмите меня с собой, братцы! Так Луну повидать охота… А? – выпалил Торопыжка целую тираду и с надеждой уставился на Незнайку. – Пусть себе летит, – согласился тот. Остальные коротышки тоже не возражали. Торопыжка, лопаясь от гордости, уселся рядом с остальными кандидатурами и, блаженно улыбаясь, затих. – Ничего себе! Нет, ну надо же! – пискнул чей-то голосок рядом со сценой. – Ну просто кто попало в космонавты лезет! Кто попало! Если уж на то пошло, то и меня записывайте! Из-под сцены вынырнул совсем крохотный карапуз и дерзко смерил взглядом каждую кандидатуру в отдельности. Коротышки заёрзали под нахальным взглядом незнакомца, который явно пытался затеять небольшой скандал. – А ты кто, собственно, такой, чтобы тебя вот так, с бухты-барахты, в космонавты записывать, а? – миролюбиво поинтересовался Незнайка. – Да уж познаменитее некоторых! – заносчиво ответил скандалист, – Хоть на Луну и не летал! Чего я там не видел? Подумаешь, Луна, важность какая! А зато на Марсе был. И ни в какое сравнение ваша несчастная Луна с Марсом не идёт! Я, между прочим, знаменитый космический путешественник, и зовут меня, между прочим, Марсик. Слыхали? Коротышки переглянулись. Из толпы раздались недоверчивые голоса: – Ну-ну! Что-то верится с трудом! Что-то мы об этом подозрительном Марсе впервые слышим! Может, такой планеты-то и вовсе нет? А ну-ка, давай спросим у Незнайки, есть такая планета или враки всю это?! Незнайка пристально взглянул на новоявленную знаменитость. Знаменитость, честно говоря, особого доверия у Незнайки не вызвала. Невесть откуда появившийся претендент на роль космического путешественника вид имел крайне несерьёзный. Длиннющие, широченные зелёные штаны волочились по земле и пузырились на коленках. На рубашке не хватало верхних пуговиц. Пшеничные волосы были в страшном беспорядке, а к груди он прижимал вызывающе пёстрый, с разноцветными помпонами, огромный берет. Коротышка дерзко выдержал взгляд Незнайки, а когда пауза затянулась, деловито нахлобучил берет себе на голову, так что лица вовсе не стало видно. Из-под берета виднелся только кончик розового облупившегося носа, острый подбородок и тощая шея, утопающая в рубашке необъятных размеров. – Марс, говоришь? Да, действительно, есть такая планета. Точно. Только вот ни о каком марсианском путешествии мы что-то не слыхали. – Не слыхали? – искренне удивился карапуз. – Ну, это и не удивительно вовсе. Откуда же вам знать о марсианском путешествии, вы ведь в таком захолустье живёте. – В каком таком захолустье?! – возмутились все без исключения коротышки, и даже те, кто не жил в Цветочном городе. – А сам-то ты откуда взялся?! – Что? Я, между прочим, из знаменитого Орехового города приехал! – Это что ж за город такой? – не унимались недоверчивые коротышки – В первый раз слышим про такой город! А может, и города такого нет? – Как это нет? Есть такой город. Ужасно большой и красивый. Там домов целые тысячи, и все с золотыми крышами, с серебряными лестницами. А не то, что у вас! И дерево у нас знаете какое? Особенное. Волшебное. На нём у нас дома выращивают. Прямо вместе с золотыми крышами, с посудой, с мебелью. Упал такой дом с дерева – живи не хочу! У нас такие яблоки растут, которые вам и не снились, а некоторые коротышки летом живут прямо в яблоках, так как там не так жарко, и к тому же – вкусно. А чтобы друг к другу в гости попасть – прогрызают в яблоках ходы. – Ну и заливает! Ха-ха-ха! Это же надо выдумать такое! – шумели коротышки. – Это же просто полная чушь и чепуха! Где это видано, чтобы коротышки в яблоках жили? И чтобы дома на деревьях росли? И что это ещё за город такой, о котором никто не слышал? – Не верите – не надо! – слабо защищался Марсик, ещё глубже забираясь в свои несуразные одёжки. – А ореховый город и вправду есть! Тут к сцене подошла Буковка и громко сказала: – Как вам всем не стыдно! Прежде чем не верить, проверить надо. А если он не обманывает? Вы же первые будете выглядеть, как… – тут Буковка запнулась и покраснела. – Как … Как ослы безграмотные, вот как вы будете выглядеть! Коротышки притихли. Им вовсе не хотелось выглядеть безграмотными ослами в глазах Буковки. – А как это проверить? – растерянно спросил Торопыжка. – Очень просто. Нужно взять атлас и поискать этот город на карте. – Дельная мысль! – одобрительно загудели коротышки, и тут же от толпы отделилось несколько добровольцев, готовых бежать в библиотеку за атласом со всех ног. Через несколько минут Буковке принесли огромный атлас. Она торжественно его развернула и разложила на сцене. Коротышки тотчас же облепили атлас со всех сторон, как пчёлы. Но сколько не искали на карте Ореховый город, так и не нашли. – Никакого Горохового города нет! И никакой ты, наверное, не Марсик, а так, недоразумение какое-то! – Не Горохового, а Орехового! – воскликнул коротышка, обидевшись, что его обозвали недоразумением, а его город Гороховым. На Марсика было жалко смотреть. Он с отчаяньем листал атлас. – Да вот же, глядите, Огурцовая речка, вот! Вот и дерево! Ореховый город тут где-то должен быть! – искренне сокрушался Марсик. Разве приятно оказаться посмешищем в глазах стольких коротышек? Но, увы, Орехового города на карте не оказалось. – Ах ты, врун несчастный! А ещё на Луну лететь собрался! Не нужны никому такие вруны на Луне! – раскричались коротышки. Но неожиданно на сцену поднялся Цветик и попросил тишины. Как только все утихомирились, Цветик сказал: – Хочу восстановить справедливость. Дело в том, что Ореховый город действительно существует. Там, правда, никаких золотых крыш нету, и яблоки там такие же, как и везде. Жители Орехового города отличаются… м-м-м… Как бы поделикатнее выразиться… очень маленьким ростом. Они живут прямо под большущим орешником, и дома строят из ореховых скорлупок. Городишко крошечный – там всего-то пять или шесть домов, и пара десятков жителей. Библиотеки нет. Развлечений никаких. Глухомань, короче говоря. Поэтому вполне может быть, что его не отметили на карте. – Забыли, возможно. Так что не очень-то нападайте на этого как его… Марсика! – подсказала Буковка. Марсик был красным, как варёный рак, но сдаваться не собирался. – Ну, так как же быть с Луной? Запишете меня в космонавты или нет? – Нет, я точно буду против, – нахмурился вдруг Незнайка. – От таких беспечных, легкомысленных коротышек, как ты, одни только неприятности! Сам посуди. Вместо того, чтобы решать важные вопросы, мы уже битый час занимаемся полной ерундой, разбираем, где правда, а где неправда в этой куче полной чепухи, которую ты тут нагородил. И всё это время в центре внимания коротышек находится никому неизвестный житель никому не известного Орехового города, который к тому же отчаянный врун и любитель всяческой путаницы! Я даже не уверен в том, что тебя и взаправду зовут Марсик! Марсик ужасно огорчился в душе, но виду не подал. Он ответил Незнайке уничтожающим взглядом, надулся и демонстративно засунул руки в карманы своих необъятных брюк. Разговор, по-видимому, был окончен. – Ну что ж, вернёмся к нашим важным вопросам! – стал листать тетрадку Кубик. – Во-первых… Ой, нет, то, что во-первых, мы уже обсудили. Ага, вот! Нашёл! Во-вторых… Во-вторых, – Кубик ещё раз заглянул в тетрадку, так как сыр-бор вокруг Марсика очень сильно отвлёк Кубика, и теперь он никак не мог собраться. – Нужно срочно отремонтировать старую ракету, и к вопросу этому необходимо отнестись со всей серьёзностью. Ведь Знайка увёз с собой прибор невесомости, поэтому мы должны придумать новый способ передвигаться в космосе. – Сказано – сделано! – почесал Вольтик макушку и тут же принялся за дело. Он достал блокнот и стал в него что-то записывать и чёркать. – В-третьих, – продолжал Кубик, – нужно наладить овощное и фруктовое производство, а для этого нужно всем рано вставать, умываться, чистить зубы и делать зарядку. После чего необходимо дружно отправляться работать: засевать поле, полоть сорняки, собирать урожай. И делать это нужно каждый день! Но и этого недостаточно! Работать нужно не как-нибудь, а с умом. – Как это с умом? – спросил Болтун, которому, положа руку на сердце, очень не нравилась вся эта затея. – С умом – это значит не просто работать, пока не наешься, а думать и о том, что ты завтра будешь кушать, – пояснил Незнайка. – А что для этого нужно делать? – А для этого все выращенные овощи и фрукты надо делить на три части. Первую часть вы можете смело уминать за обе щеки, вторую нужно оставить для посадки новых овощей и фруктов, а третью часть нужно наполовину законсервировать и оставить на черный день, а вторую половину хранить в сыром виде на всякий случай. На этом месте терпение Болтуна лопнуло. Он выпучил глаза и визгливо заорал: – Братцы, нас объегоривают! Они завтра смоются на Луну и будут там жить, не тужить, печали не знать, да жирок наедать! А мы тут с этими сорняками куковать будем дятлами несчастными! – И с чего это ты, Болтун, околесицу понёс? – подозрительно поинтересовался Пончик. – Уж не завидки ли тебя взяли? Так лети тогда сам, а мы тут останемся. – Очень нужна мне ваша Луна! – взъерошился Болтун. – И что это за всякие случаи такие? И что это ещё за чёрный день такой? Знаем мы вас, хитреньких! Это, братцы, если у них ничего на Луне не выйдет, прилетят они, голубчики, на Землю обратно, и как примутся наши запасы да консервы лопать – вот вам и чёрный день! – И что ты со своими гнусными подозрениями всех с толку сбиваешь? – рассердился Пончик. – Разболтался тут, болтаешь, что попало, болтушка! – Так ты мне клички тут ещё приклеивать собрался?! – моментально взъерепенился Болтун и, налетев на Пончика, огрел его по шее кулаком. – Ах, ты меня, респектабельного джентльмена, лупить? Да я тебе! А ну-ка, извинись сейчас же! – и Пончик навалился на Болтуна, пытаясь ткнуть его кулаком в нос. Однако Болтун и не думал извиняться, а только вертел шеей, пытаясь увильнуть от пончикова кулака, шумно сопел и попискивал, ожесточённо щипая Пончика за плечи. – Прекратите сейчас же друг друга колошматить! – вмешался Незнайка, почуяв, что запахло жареным. – Разве можно так тузить друг друга, когда нужно всем помириться? Только так вы сможете прокормиться до нашего возвращения с Луны! На дерущихся со всех сторон навалились коротышки, пытаясь их во что бы то ни стало разнять, однако Болтун с Пончиком так крепко вцепились друг в друга, что сделать это было совершенно невозможно. Возникла самая настоящая потасовка. – Хватит! – закричал во всё горло Кубик. – А то мы улетим на Луну насовсем! С концами! И выкручивайтесь сами, как хотите! Коротышки тут же остепенились, растащили Пончика с Болтуном в разные стороны и утихли. Видя, что его снова слушают, Кубик заглянул в тетрадь и продолжил: – Сейчас не драться надо, а крепко подружиться, и всем вместе помогать друг другу, потому что работы много, а еды мало. Поэтому, как это ни печально, о развлечениях нужно на время забыть… – с этими словами Кубик взглянул на взбудораженных коротышек, среди которых начался недовольный ропот, и твёрдо продолжил: – Этот пункт чрезвычайного положения коротышками не обсуждается. Так сказал Незнайка. Чрезвычайное положение начинается с завтрашнего утра, как только покажется солнышко. Ропот утих, однако большинство коротышек стали понурыми. – Не печальтесь, братцы, мы скоро вернёмся и заживём по-прежнему! – смягчил Незнайка последний пункт оперативного плана. Коротышки, видя, что делать нечего, заторопились по домам, так как до наступления чрезвычайного положения в стране коротышек оставалась всего лишь одна очень тревожная ночь. Разойдясь по домам, коротышки ворочались в своих кроватях, раздумывая о жизни, о непонятном ещё пока будущем. На душе у всех маленьких обитателей города было неспокойно. Как-никак, катастрофа, разразившаяся на Земле, была нешуточной. Обо всём этом думал и Незнайка, лёжа в своей постели и глядя сквозь оконное стекло на далёкую и неприветливую Луну. Снаружи, за дверью, послышались чьи-то шаги. Потом раздалось робкое шарканье, царапанье и тихий стук в двери. – Кто там? – вскочив, спросил Незнайка и на всякий случай надел свою шляпу. – Это я, Марсик… – послышался унылый голос. – Вернее, не Марсик, а Футик. Видите ли… Впрочем, это неважно! Откройте, пожалуйста! У меня к вам срочный разговор есть! Незнайка рассердился. – Ну, разве можно быть таким баламутом? Ночь на дворе, завтра вставать рано, а ты шастаешь и шастаешь. Однако, хоть Незнайка и сердился, двери он всё-таки открыл. Если среди ночи к тебе является кто угодно, даже такой склочный тип, как этот – надо обязательно выяснить, в чём дело. Ведь коротышки по ночам просто так не ходят, только если что-то случилось, или есть какое-то важное и безотлагательное дело. К тому же манера ночного гостя называть собеседника на «Вы» чрезвычайно польстила Незнайке. Это значило, что коротышка, ломившийся к нему среди ночи со своим безотлагательным делом, был хоть и бесцеремонным, но вежливым.

Сойка: Поэтому Незнайка встал с постели, покрепче нахлобучил шляпу и пошёл открывать дверь. – Извините, конечно, помешал вам отдыхать, но дело вот какое. Возьмите меня с собой на Луну. Пожалуйста! Честное слово, никого обманывать не хотел. Просто у нас в Ореховом городе такая скука! И на Луну меня в прошлый раз не взяли. – И поэтому ты придумал, что на Марс летал? – Ну да! А что мне оставалось делать? Знаете, как обидно! Я, может быть, всю жизнь только и делал, что мечтал о таком путешествии! – Вот как… – Незнайка устало вздохнул. – Тогда понятно. Тогда выходит, ты и не враль вовсе, а просто фантазёр? – Конечно! – обрадовался Футик. – А вообще я хороший. Скромный. Сильный. Знаете, какие у меня мускулы? Во! Прям настоящие бицепсы! – и Футик продемонстрировал тщедушную мускулатуру с таким выражением лица, как будто он был тяжелоатлетом. – А ещё я умный. Честное слово! И зовут меня Футиком. Незнайка рассмеялся. Футик, несомненно, был не только совершенно необузданным фантазёром, но ещё и порядочным хвастунишкой. – Ах ты, метр в кепке на табуретке! Какой же ты скромный, если так себя расхваливаешь? – Ну, насчёт кепки и табуретки это вы напрасно…Между прочим, я самый высокий коротышка в городе у нас. – Тоже мне, город, – хмыкнул Незнайка. – Даже на карте вашего несчастного Горохового города нет. – Орехового, а не Горохового, – с достоинством поправил его Футик. – Потому и нет нашего города на карте, что наших коротышек никто никуда не приглашает и не берёт. А вот если бы я на Луну слетал по-быстренькому, и стал бы настоящим знаменитым космонавтом, то и город бы сразу на карту нанесли. Ведь если в городе, даже самом маленьком, есть свои герои, которые что-то выдающееся сделали, такой город обязательно нанесут на карту, не забудут. И все будут знать, что Ореховый город – это Ореховый город, а не какой-нибудь… Гороховый! Незнайка задумался. В словах Футика был здравый смысл. Выходит, он не столько о себе беспокоился, сколько о своём любимом Ореховом городе. – Ну, а что ты умеешь? Что ты знаешь? – Я всё умею. И всё знаю! – с надеждой глядя Незнайке в глаза, воскликнул Футик. – Всё знаешь? Всё-всё? А ну-ка, хвастун, скажи мне, что такое – Энциклопедия? – А, Энциклопедия! Это страна такая. Очень далеко отсюда. Надо очень долго плыть на лодке, потом перебираться через высокую-превысокую гору. Целый год надо добираться. Никто из наших коротышек в такую даль не добирался, кроме меня. Я же путешественник, мне те места хорошо знакомы! – не моргнув глазом, сообщил Футик, и взгляд его стал ещё более плутоватым. – Энциклопедия – это очень большая и красивая страна. Находится она к югу от… – тут Футик запнулся и отчаянно заморгал глазами. – К югу от… чего? – изумился Незнайка. – Да вот забыл, как то место называется. Из головы вылетело! Так вот, слушайте. Энциклопия… – Энциклопедия, – терпеливо поправил Незнайка. – Ну да, эта ваша Энциклопедия – страна очень интересная. Вы там бывали? Нет? Очень жаль! Удивительная страна! Тамошние коротышки совсем не похожи на наших. Во-первых, у них один глаз, он располагается на лбу. Зато видят они этим глазом так далеко, что нам и не снилось. У них этот глаз работает, как настоящий бинокль! Населяют Энциклопию… Тьфу! То есть Энциклопедию, конечно, помимо коренных коротышек ещё и энциклопы. – Энциклопы? – растерянно переспросил Незнайка. – Ну да, энциклопы! Это такие необычные животные. Их глаза светятся в темноте, как лампочки. У них восемь ног, и на каждой ноге имеется что-то вроде мохнатого колёсика. Туловище у них плоское, как стол. Поэтому энциклопы часто выполняют роль живой мебели в домах коротышек. А ещё энциклопы с успехом заменяют тамошним аборигенам автомобили. Я даже сам попробовал покататься на энциклопе. – Да-а-а? – оживился Незнайка и широко открыл глаза от удивления, – И как? – Да так себе… – скромно опустил глаза Футик. – Ничего особенного. Ездят медленно, да и свалиться с них можно. Тряска! Но самое удивительное то, что энциклопы могут разговаривать! Правда, не очень громко и не очень быстро. Ужасно медлительные животные. А некоторые из них – хочешь верь, хочешь не верь – ещё и поют! Правда, для этого нужно энциклопа долго дрессировать. Да и голоса у них неважные. Хриплые слишком. И гундосые. Правда, интересно? Тамошние коротышки их держат у себя в домах, катаются на них, привлекают их для освещения домов и улиц, используют их для всяких хозяйственных нужд. – Каких нужд? Что ты плетёшь?! – прошептал Незнайка, выпучив глаза. Он был поражён нахальством Футика до глубины души. Мало того, он был в восхищении от этого самозванца! Тот молол несусветную чушь, но молол бойко и настолько убедительно, что если бы Незнайка не знал, что такое «энциклопедия», он без малейших колебаний поверил бы в сказки об энциклопах! – Ну, всякие бывают хозяйственные нужды… – Хватит! – Незнайка схватился за голову и неожиданно расхохотался. – Энциклопедия – это такая книга, из которой обо всём можно узнать. Понимаешь, книга, а не страна! И откуда ты всё это взял? Ну, ты, брат, даёшь! Ну, ты и выдумщик! У меня от твоих баек мозги вскипели! – Ну и что, что Энциклопия, то есть, Энциклопедия – книга, а не страна? – с отчаяньем возразил Футик. – Это у тебя она – книга, хоть и хорошая. А у меня… – и тут на глаза Футику навернулись слёзы. – А у меня это – целая страна! Понимаешь, друг? Целая страна, с коротышками и реками, с деревьями и энциклопами. И книг там, между прочим, целый миллион. Ну, и кто из нас прав? Ты или я? Футик от волнения даже перешёл на «ты», забыв о вежливости. Незнайка смутился. Действительно, одна-единственная книга ни в какое сравнение не шла с целой страной. А значит, какая-то справедливость, видимо, в словах Футика присутствовала. Однако Незнайка всё же попытался настоять на своём: – Всё равно, – твёрдо сказал он. – Врать нехорошо, хоть и слушать тебя интересно. – Да не врал я, честное-пречестное слово! Оно само как-то… Я же без злого умысла! Подумаешь, Энциклопедия! Будь по-твоему. Книга так книга! Мне не жалко! Я, между прочим, очень великодушный. Я таких стран, знаешь, сколько понавыдумывать могу? Сколько угодно! Возьми меня на Луну, пожалуйста! Взглянув в глаза Футику, в которых отражалось безмерное горе и надежда, Незнайка хлопнул сам себя по коленке ладошкой и примирительно сказал: – Ладно, летим вместе. Может, тебе и вправду нужно стать настоящим путешественником, а то ты без злого умысла неизвестно ещё до чего додумаешься! Физиономия Футика, на которой ещё секунду назад было написано такое непереносимое отчаянье, что Незнайке стало его искренне жаль, тут же победоносно засияла. – Только я у тебя, Незнайка, переночую. До Орехового города я и до утра не доберусь. Может, каких-нибудь коврижек поедим, а? – Нет у меня никаких коврижек, – ответил Незнайка и вспомнил, что из-за хлопот, связанных с лунными неприятностями на Земле, совсем забыл поесть или хотя бы запастись чем-нибудь съестным. – Нету так нету. Ничего, потерпим! – ободрил его Футик. Коротышки, наконец, улеглись. Незнайка заснул, как убитый. И ему тут же приснилась Футикова Энциклопия. Одноглазые жители Энциклопии водили таинственный хоровод вокруг Незнайки и угощали его невиданными фруктами. Энциклопы с лампочками вместо глаз, осуждающе уставившись на Незнайку, заунывными голосами пели хором: «Ну и ну-у-у… Ну и ну-у-у… Улетаем на Луну-у-у…» А потом у энциклопов откуда-то взялись крылья всех цветов радуги, и они, медленно кружась, улетели в ослепительно синее небо, при этом печально каркая, как вороны… На этом незнайкин сон кончился, а дальше ему уже снилась всякая чепуха – смотреть было, честно говоря, нечего. А Футик до самого утра не мог сомкнуть глаз. Он, не отрываясь, глядел на Луну и мечтал.



полная версия страницы